Постановление арбитражного суда ПО от 08.07.2019 по делу А12-23540/2018

Постановление

арбитражного суда кассационной инстанции

Ф06-48169/2019

г. Казань

Дело № А12-23540/2018

08 июля 2019 года

 

Резолютивная часть постановления объявлена 02 июля 2019 года.

Полный текст постановления изготовлен 08 июля 2019 года.

Арбитражный суд Поволжского округа в составе:

председательствующего судьи Гильмановой Э.Г., судей Плотникова Д.О., Желаевой М.З., при участии представителей:

Федеральной налоговой службы России – Якушевского Д.Б., доверенность от 29.03.2019 № СА-24-18/92, Управления Федеральной налоговой службы по Волгоградской области – Кубасской Ю.С., доверенность от 14.05.2019 № 41 Изгаршева Бориса Тимофеевича – Каныгиной С.И., доверенность от 01.04.2019 № 34 АА 2510412, Михайлова Дмитрия Александровича – Алещенко С.В., доверенность от 03.04.2019 № 61 АА 6278253, Михайлова Александра Ефимовича – Алещенко С.В., доверенность от 03.04.2019 № 61 АА 6278255, в отсутствие иных лиц, участвующих в деле, извещенных надлежащим образом, рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу Управления Федеральной налоговой службы по Волгоградской области на решение Арбитражного суда Волгоградской области от 22.10.2018 (судья Сейдалиева А.Т.) и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.03.2019 (председательствующий судья Лыткина О.В., судьи Клочкова Н.А., Телегина Т.Н.) по делу № А12-23540/2018 по исковому заявлению Федеральной налоговой службы в лице Управления Федеральной налоговой службы по Волгоградской области к Нехаеву Сергею Александровичу, Изгаршеву Борису Тимофеевичу, Колосовой Ксении Александровне, Додонову Владимиру Александровичу, Михайлову Дмитрию Александровичу, Михайлову Александру Ефимовичу о привлечении ответчиков к субсидиарной ответственности по обязательствам общества с ограниченной ответственностью «Держава» и солидарном взыскании с ответчиков 200 102 846,78 руб., с участием третьих лиц: общества с ограниченной ответственностью «Держава» (ИНН 3459060271, ОГРН 1153443000325), арбитражного управляющего Изгаршева Бориса Тимофеевича – Ярмахова Михаила Борисовича,

 

установил:

 

Федеральная Налоговая Служба в лице Управления Федеральной Налоговой Службы по Волгоградской области (далее – Управление ФНС России по Волгоградской области, истец) обратилась в Арбитражный суд Волгоградской области с исковым заявлением к Нехаеву Сергею Александровичу (далее – Нехаев С.А.), Изгаршеву Борису Тимофеевичу (далее – Изгаршев Б.Т.), Колосовой Ксении Александровне (далее – Колосова К.А.), Додонову Владимиру Александровичу (далее – Додонов В.А.), Михайлову Дмитрию Александровичу (далее – Михайлов Д.А.), Михайлову Александру Ефимовичу (далее – Михайлов А.Е.) о привлечении ответчиков к субсидиарной ответственности по обязательствам общества с ограниченной ответственностью «Держава» (далее – ООО «Держава») и солидарном взыскании с ответчиков 200 102 846,78 руб.

Суд к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлек ООО «Держава», арбитражного управляющего Изгаршева Б.Т., Ярмахова Михаила Борисовича.

Решением Арбитражного суда Волгоградской области от 22.10.2018, оставленным без изменения постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.03.2019, в удовлетворении исковых требований отказано.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, истец обратился в арбитражный суд с кассационной жалобой, в которой просит обжалуемые судебные акты отменить, направить дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд Волгоградской области.

Заявитель в кассационной жалобе ссылается на нарушение судами норм материального и процессуального права, а также на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

Проверив законность обжалуемых судебных актов по правилам главы 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ), изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит их подлежащими отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Как следует из материалов дела и установлено судами, ООО «Держава» образовано 14.01.2015, зарегистрировано по адресу: 400078, г. Волгоград, пр. им. В.И. Ленина 67, оф. 402.

Налоговым органом проведена выездная налоговая проверка в отношении ООО «Держава» за период с 15.01.2015 по 31.12.2015, по результатам которой вынесено решение МИ ФНС России № 9 по Волгоградской области от 20.09.2017 № 12-17/2017 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Налоговым органом выявлена не уплата ООО «Держава» налогов и сборов за период с 15.01.2015 по 31.12.2015 на общую сумму 200 102 846,78 руб.

Требования налогового органа по уплате задолженности по налоговым платежам ООО «Держава» не исполнены.

Налоговым органом 25.09.2017 подано заявление в Арбитражный суд Волгоградской области о признании ООО «Держава» несостоятельным (банкротом).

Определением Арбитражного суда Волгоградской области от 07.12.2017 производство по делу № А12-34649/2017 о признании ООО «Держава» несостоятельным (банкротом) прекращено на основании абзаца 8 пункта 1 статьи 57 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве).

По мнению истца, неуплата налоговых начислений вызвана реализацией преступной схемы по уходу от налогообложения должника по средствам вывода выручки на счета подконтрольных организаций, основанной контролирующими должника лицами, к которым истец относит руководителей и учредителей ООО «Держава» Нехаева С.А., Колосову К.А., Додонова В.А., а также лиц, извлекших существенные преимущества в результате перераспределения дохода, Михайлова Д.А., Михайлова А.Е. и Изгаршева Б.Т., осуществляющих фактическое руководство деятельностью должника.

Указанные обстоятельства послужили основанием для обращения истца в арбитражный суд с настоящими исковыми требованиями.

Отказ в удовлетворении заявленных исковых требованиях мотивирован их недоказанностью и неправомерностью. При этом суды исходили из следующего.

Как установлено судами, руководителями ООО «Держава» являлись:

с 14.01.2015 по 02.08.2016 Нехаев С.А., с 03.08.2016 по 16.11.2016 Колосова К.А., с 17.11.2016 по настоящее время Додонов В.А.

Учредителями ООО «Держава» являлись: с 14.01.2015 по 04.09.2016 Нехаев С.А., с 05.09.2016 по настоящее время Колосова К.А.

Период неисполнения ООО «Держава» обязанности по оплате налоговых платежей составляет с 15.01.2015 по 31.12.2015, что подтверждается решением МИ ФНС России № 9 по Волгоградской области от 20.09.2017 № 12-17/2017 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Поскольку задолженность по оплате налогов образовалась за 2015 год, суды пришли к выводу, что привлечение к ответственности Колосовой К.А. и Додонова В.А., являвшихся руководителями общества за пределами спорного периода, является не обоснованным, так как на момент участия в обществе, задолженность уже была сформирована.

Доказательств, подтверждающих виновные действия ответчиков Колосовой К.А. и Додонова В.А., приведших к возникновению налоговой задолженности (сформированной за спорной период с 15.01.2015 по 31.12.2015), истцом в материалы дела не представлено.

Оценив материалы дела и представленные в него доказательства, суды пришли к выводу, что участие Нехаева С.А., как исполнительного органа должника, в создании производственного цикла продукции ООО «Держава» и перераспределения выручки должника на иных лиц, истцом в нарушение требовании статьи 65 АПК РФ не доказано.

Суд указал, что номинальная роль Нехаева С.А. в участии общества истцом не оспорена и не опровергнута документально. Кроме того, отсутствуют доказательства того, что Нехаева С.А. получал какую-либо выгоду вследствие уклонения общества от уплаты налогов, равно как и доказательств, подтверждающих прямое влияние Нехаева С.А. на управление активами должника и получения существенной выгоды либо актива должника, выбывшего из владения последнего.

Кроме того, суд указал, что сделки с комиссионерами и контрагентами должника в установленном законом порядке недействительными не признаны.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, предъявленных к Изгаршеву Б.Т., суды указали на отсутствие в материалах дела доказательств вовлеченности Изгаршева Б.Т. в процесс управления ООО «Держава», возможности давать обществу обязательные для исполнения указания, равно как и доказательств того, что Изгаршева Б.Т. являлся контрагентом должника, в рамках производственной деятельности общества, либо получателем прибыли ООО «Держава» или иного имущества должника.

Ссылки истца на документы уголовного дела, не приняты судами в качестве надлежащего доказательства по делу, поскольку являются доказательствами, полученными правоохранительными органами в ходе проводимого расследования, оценка которым может быть дана лишь судом, рассматривающим данное дело.

Таким образом, суды, придя к выводу о недоказанности истцом признания ответчиков лицами, контролирующими в спорном периоде должника, и фактического контроля и подотчетности должника действиям ответчиков, отказали в иске.

Между тем судами предыдущих инстанций не учтено следующее.

Как разъяснено в пункте 31 постановления от 21.12.2017 № 53, по смыслу пунктов 3 и 4 статьи 61.14 Закона о банкротстве при прекращении производства по делу о банкротстве на основании абзаца восьмого пункта 1 статьи 57 Закона о банкротстве на стадии проверки обоснованности заявления о признании должника банкротом (до введения первой процедуры банкротства) заявитель по делу о банкротстве вправе предъявить вне рамок дела о банкротстве требование о привлечении к субсидиарной ответственности по основаниям, предусмотренным статьями 61.11 и 61.12 Закона о банкротстве, если задолженность перед ним подтверждена вступившим в законную силу судебным актом или иным документом, подлежащим принудительному исполнению в силу закона.

Такое исковое заявление подлежит разрешению судом в соответствии с положениями главы III.2 Закона о банкротстве, в том числе в соответствии с закрепленными в этой главе презумпциями.

В соответствии с пунктом 1 статьи 61.10 Закона о банкротстве, если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом, в целях настоящего Федерального закона под контролирующим должника лицом понимается физическое или юридическое лицо, имеющее либо имевшее не более чем за три года, предшествующих возникновению признаков банкротства, а также после их возникновения до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника, в том числе по совершению сделок и определению их условий.

Необходимым условием отнесения лица к числу контролирующих должника является наличие у него фактической возможности давать должнику обязательные для исполнения указания или иным образом определять его действия (пункт 3 статьи 53.1 ГК РФ, пункт 1 статьи 61.10 Закона о банкротстве).

Осуществление фактического контроля над должником возможно вне зависимости от наличия (отсутствия) формально-юридических признаков аффилированности (через родство или свойство с лицами, входящими в состав органов должника, прямое или опосредованное участие в капитале либо в управлении и т.п.). Суд устанавливает степень вовлеченности лица, привлекаемого к субсидиарной ответственности, в процесс управления должником, проверяя, насколько значительным было его влияние на принятие существенных деловых решений относительно деятельности должника.

Данный подход ранее сформирован правоприменительной практикой, и, в дальнейшем, нашел отражение в Постановления № 53.

Субсидиарная ответственность контролирующих должника лиц является гражданско-правовой, в связи с чем возложение на них обязанности нести субсидиарную ответственность осуществляется по правилам статьи 15 ГК РФ.

Возможность привлечения лиц, указанных в пунктах 1 – 3 статьи 53.1 ГК РФ, к субсидиарной ответственности ставится в зависимость от наличия причинно-следственной связи между неисполнением обществом обязательств и недобросовестными или неразумными действиями данных лиц.

Для привлечения виновного лица к гражданско-правовой ответственности необходимо доказать наличие состава правонарушения, включающего наличие вреда, противоправность поведения причинителя вреда, причинно-следственную связь между противоправным поведением причинителя вреда и наступившим вредом, вину причинителя вреда.

Рассматривая данный спор, суды не учли, что также в силу пункта 2 статьи 401 и пункта 2 статьи 1064 ГК РФ отсутствие вины должно доказываться лицом, нарушившим обязательство, и лицом, привлекаемым к субсидиарной ответственности.

По смыслу указанных правовых норм и разъяснений Пленума следует, что необходимыми условиями для возложения субсидиарной ответственности по обязательствам должника на учредителя, участника или иных лиц, которые имеют право давать обязательные для должника указания либо имеют возможность иным образом определять его действия, являются наличие причинно-следственной связи между использованием ответчиком своих прав и (или) возможностей в отношении должника и действиями (бездействием) должника, повлекшими его неплатежеспособность и фактическое банкротство, при обязательном наличии вины ответчика в банкротстве должника.

Непредставление данным лицом доказательств добросовестности и разумности своих действий в интересах должника должно квалифицироваться исключительно как отказ от опровержения того факта, на наличие которого аргументировано со ссылкой на конкретные документы указывает процессуальный оппонент (конкурсный управляющий). Участвующее в деле лицо, не совершившее процессуальное действие, несет риск наступления последствий такого своего поведения (статья 9 АПК РФ).

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 5 Постановления № 53 само по себе участие в органах должника не свидетельствует о наличии статуса контролирующего его лица. Исключение из этого правила закреплено в подпунктах 1 и 2 пункта 4 статьи 61.10 Закона о банкротстве, установивших круг лиц, в отношении которых действует опровержимая презумпция того, что именно они определяли действия должника.

Суд оценивает существенность влияния действий (бездействия) контролирующего лица на положение должника, проверяя наличие причинноследственной связи между названными действиями (бездействием) и фактически наступившей неплатежеспособностью должника и объективным банкротством.

Неправомерные действия (бездействие) контролирующего лица могут выражаться, в частности, в принятии ключевых деловых решений с нарушением принципов добросовестности и разумности, в том числе согласование, заключение или одобрение сделок на заведомо невыгодных условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом («фирмойоднодневкой» и т.п.), дача указаний по поводу совершения явно убыточных операций, назначение на руководящие должности лиц, результат деятельности которых будет очевидно не соответствовать интересам возглавляемой организации, создание и поддержание такой системы управления должником, которая нацелена на систематическое извлечение выгоды третьим лицом во вред должнику и его кредиторам, и т.д.

Как разъяснено в пункте 1 Постановления № 62 лицо, входящее в состав органов юридического лица обязано действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно.

Добросовестность и разумность при исполнении возложенных на директора обязанностей заключаются в принятии им необходимых и достаточных мер для достижения целей деятельности, ради которых создано юридическое лицо, в том числе в надлежащем исполнении публично-правовых обязанностей, возлагаемых на юридическое лицо действующим законодательством (пункт 4 Постановления № 62). Налогоплательщик не должен вступать в договорные отношения, результатом которых является исключительно получение налоговой выгоды или обогащение за счет бюджета.

Пунктом 6 Постановления № 3 разъяснено, что руководитель, формально входящий в состав органов юридического лица, но не осуществлявший фактическое управление, например, полностью передоверивший управление другому лицу на основании доверенности либо принимавший ключевые решения по указанию или при наличии явно выраженного согласия третьего лица, не имевшего соответствующих формальных полномочий (фактического руководителя), не утрачивает статус контролирующего лица, поскольку подобное поведение не означает потерю возможности оказания влияния на должника и не освобождает номинального руководителя от осуществления обязанностей по выбору представителя и контролю за его действиями (бездействием), а также по обеспечению надлежащей работы системы управления юридическим лицом (пункт 3 статьи 53 ГК РФ).

В этом случае, по общему правилу, номинальный и фактический руководители несут субсидиарную ответственность, предусмотренную статьями 61.11 и 61.12 Закона о банкротстве, а также ответственность, указанную в статье 61.20 Закона о банкротстве, солидарно (абзац первый статьи 1080 ГК РФ, пункт 8 статьи 61.11, абзац второй пункта 1 статьи 61.12 Закона о банкротстве).

Соответственно, презумпция, предусмотренная статьей 61.11 Закона о банкротстве применяется при привлечении к субсидиарной ответственности как руководителя должника (фактического и номинального), так и иных лиц, признанных контролирующими на момент совершения налогового правонарушения (пункт 5 статьи 61.11 Закона о банкротстве).

При рассмотрении вопроса о привлечении к субсидиарной ответственности обстоятельства, указывающие на то, что повлекшие негативные последствия на стороне должника действия (бездействие) не выходили за пределы обычного делового риска, ответчиками в нарушение требований статьи 65 АПК РФ, статьи 401 ГК РФ, не доказаны.

Суды не дали оценку поведению ответчиков и вопреки требованиям части 2 статьи 9 АПК РФ возложили на заявителя по данному спору негативные последствия несовершения контролирующими лицами процессуальных действий по представлению доказательств.

В обоснование своего вывода суд также сослался на то обстоятельство, что сделки с комиссионерами и контрагентами должника не признаны недействительными.

Между тем, доказательственное значение материалов проведенных в отношении должника мероприятий налогового контроля, в частности решения о привлечении должника к ответственности за совершение налогового правонарушения, подтверждено разъяснениями пункта 13 Обзора судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 20.12.2016.

Судами не дана оценка доводу истца о том, что налоговой проверкой подтверждена фиктивность хозяйственных взаимоотношений общества с комиссионерами.

В нарушение требований АПК РФ судами не проанализированы материалы дела и представленные истцом доказательства; в обжалуемых судебных актах не приведены мотивы, по которым данные доказательства были отвергнуты, и не дана аргументированная оценка доводам заявителя.

В силу части 1 статьи 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

В нарушение требований АПК РФ судами не проанализированы материалы дела и представленные истцом доказательства; в обжалуемых судебных актах не приведены мотивы, по которым данные доказательства были отвергнуты, и не дана аргументированная оценка доводам заявителя.

В соответствии с частью 1 статьи 168 АПК РФ при принятии решения арбитражный суд оценивает доказательства и доводы, приведенные лицами, участвующими в деле, в обоснование своих требований и возражений; определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, какие законы и иные нормативные правовые акты следует применить по данному делу; устанавливает права и обязанности лиц, участвующих в деле; решает, подлежит ли иск удовлетворению.

В мотивировочной части судебного акта должны быть указаны доказательства, на которых основаны выводы суда об обстоятельствах дела и доводы в пользу принятого решения, а также мотивы, по которым суд отверг те или иные доказательства, принял или отклонил приведенные в обоснование своих требований и возражений доводы лиц, участвующих в деле, законы и иные нормативные правовые акты, которым руководствовался суд при принятии решения (пункты 2, 3 части 4 статьи 170 АПК РФ).

Учитывая, что в данном случае имеются основания полагать, что руководство обществом осуществлялось разными лицами, значимым для разрешения настоящего спора является установление степени вины каждого из них в возникновении у должника признаков неплатежеспособности, не определен размер ответственности каждого из контролирующих лиц.

Допущенные нарушения могут быть устранены только при повторном рассмотрении дела в суде первой инстанции.

Поскольку выводы судов основаны не неполном исследовании обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения спора, обжалуемые судебные акты подлежат отмене, а дело – в соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 287 АПК РФ направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении суду необходимо устранить допущенные нарушения, предпринять меры для полного и всестороннего рассмотрения спора; дать оценку решениям налогового органа и другим доказательствам; установить лицо (лиц), которые должны нести субсидиарную ответственность; определить размер субсидиарной ответственности каждого из них, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению, исходя из предмета и оснований заявленного требования и с применением норм права, регулирующих спорные правоотношения.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 3 части 1 статьи 287, статьями 286, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Поволжского округа

 

постановил:

 

решение Арбитражного суда Волгоградской области от 22.10.2018 и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.03.2019 по делу № А12-23540/2018 отменить.

Направить дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд Волгоградской области.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в порядке и сроки, установленные статьями 291.1., 291.2.

Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Судьи: Д.О. Плотников, М.З. Желаева

Председательствующие: Э.Г. Гильманова

1 ответ

  1. 24.12.2019

    […] Незнание закона от ответственности не освобождает, поэтому в таких ситуациях всем безразлично, подставной директор или нет. Судебная практика доказывает это: п. 6 постановления Пленума ВС № 53 от 21.12.2017 г., Постановления АС Поволжского № А12-23540/2018 от 08.07.2019 г. […]

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *