Кассационное определение Верховного Суда РФ от 03.06.2020 N 80-КА19-2 по делу N 2А-449/2019

Об оставлении без изменения решения: отказав в иске о взыскании задолженности по страховым взносам и пени, суд исходил из того, что страховые взносы должны исчисляться из дохода индивидуального предпринимателя, уменьшенного на величину фактически произведенных им и документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением дохода

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Хаменкова В.Б.
судей Горчаковой Е.В. и Зинченко И.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу Гасинова Юрия Викторовича на апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Ульяновского областного суда от 18 июня 2019 года по административному делу N 2а-449/2019 по административному исковому заявлению межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 7 по Ульяновской области к Гасинову Ю.В. о взыскании задолженности по уплате страховых взносов и пени, по встречному исковому заявлению Гасинова Ю.В. к межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 7 по Ульяновской области, Управлению Федеральной налоговой службы по Ульяновской области о признании действий незаконными, понуждении произвести перерасчет.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зинченко И.Н., Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы N 7 по Ульяновской области (далее – Инспекция) обратилась в суд с административным иском к Гасинову Ю.В. о взыскании задолженности по страховым взносам в размере 149 233 руб. 27 коп. и пени в размере 252 руб. 45 коп.

В обоснование заявленных требований ссылалась на то, что Гасинов Ю.В. с 2014 года являлся индивидуальным предпринимателем, применял упрощенную систему налогообложения с объектом налогообложения доходы, уменьшенные на величину расходов. 6 марта 2018 г. снят с регистрационного учета в налоговом органе в связи с прекращением предпринимательской деятельности. За период с 1 января 2017 года по 6 марта 2018 года у него образовалась задолженность по уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование в размере 149 233 руб. 27 коп. (расчет произведен из суммы дохода, без учета фактически понесенных расходов). В связи с этим налоговым органом в отношении Гасинова Ю.В. выставлено требование N 297773 от 9 июля 2018 года об оплате страховых взносов в срок до 27 июля 2018 года. В указанный срок задолженность не уплачена. На сумму недоимки начислены пени в размере 252 руб. 45 руб. 12 декабря 2018 года Инспекции отказано в выдаче судебного приказа о взыскании с Гасинова Ю.В. суммы недоимки по страховым взносам и пени.

Гасинов Ю.В. обратился в суд со встречным административным исковым заявлением, в котором, уточнив заявленные требования, просил признать незаконными действия Инспекции в части доначисления ему страховых взносов, обязать произвести перерасчет страховых взносов.

Заявленные требования мотивировал тем, что он, являясь индивидуальным предпринимателем, применял упрощенную систему налогообложения с объектом налогообложения доходы, уменьшенные на величину расходов. Страховые взносы за период с 1 января 2017 года по 6 марта 2018 года уплачены им в полном объеме и рассчитаны с учетом правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 30 ноября 2016 года N 27-П, согласно которой расчет страховых взносов должен производиться исходя из доходов, уменьшенных на сумму расходов.

Решением Димитровградского городского суда Ульяновской области от 5 марта 2019 года, в редакции определения того же суда от 8 апреля 2019 года, в удовлетворении административного искового заявления Инспекции отказано, встречное административное исковое заявление Гасинова Ю.В. удовлетворено частично, на Инспекцию возложена обязанность произвести перерасчет страховых взносов за 2017 год, в удовлетворении остальной части встречных требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Ульяновского областного суда от 18 июня 2019 года решение суда первой инстанции отменено, по делу принято новое решение, которым административное исковое заявление Инспекции удовлетворено, с Гасинова Ю.В. взыскана задолженность по уплате страховых взносов за период с 1 января 2017 г. по 6 марта 2018 г. в размере 149 233 руб. 27 коп., пени в размере 252 руб. 45 коп., государственная пошлина в доход местного в размере 4 189 руб. 71 коп. В удовлетворении встречного административного искового заявления Гасинова Ю.В. отказано.

Определением судьи Ульяновского областного суда от 16 августа 2019 г. заявителю отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 2019 года административный материал истребован в Верховный Суд Российской Федерации, определением от 28 февраля 2020 года кассационная жалоба с административным материалом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации.

Основаниями для отмены или изменения судебных актов в кассационном порядке судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли или могут повлиять на исход административного дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (часть 1 статьи 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации).

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия считает, что судом апелляционной инстанции такие нарушения допущены.

Как установлено судами и следует из материалов дела, Гасинов Ю.В. с 19 августа 2014 г. по 6 марта 2018 г. был зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя.

Гасиновым Ю.В. произведена оплата по страховым взносам на обязательное пенсионное страхование за 2017 год в размере 37 966,73 руб. (л.д. 41, 197 т. 1), за 2018 год в размере 4 852,31 руб. (л.д. 135 т. 1). Расчет страховых взносов произведен плательщиком исходя из доходов, уменьшенных на сумму расходов.

ИФНС России по Красноглинскому району г. Самары произведен расчет задолженности Гасинова Ю.В. по уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование за период с 1 января 2017 г. по 6 марта 2018 г., выставлено и направлено требование N 297773 от 9 июля 2018 г. об уплате страховых взносов в размере 149 233,27 руб., пени в размере 252,45 руб. со сроком исполнения до 27 июля 2018 г. (л.д. 13 т. 1).

В связи с изменением Гасиновым Ю.В. места жительства и постановкой на учет в Межрайонной ИФНС России N 7 по Ульяновской области 10 августа 2018 года дальнейшее администрирование подлежащих уплате налогоплательщиком налогов, страховых взносов, пени, штрафов производится Межрайонной ИФНС России N 7 по Ульяновской области.

Отказывая Инспекции в удовлетворении требований и удовлетворяя частично встречный административный иск Гасинова Ю.В., суд первой инстанции исходил из того, что страховые взносы должны исчисляться из дохода индивидуального предпринимателя, уменьшенного на величину фактически произведенных им и документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением дохода. При этом суд применил позицию Конституционного Суда Российской Федерации, изложенную в постановлении от 30 ноября 2016 г. N 27-П, согласно которой доход индивидуального предпринимателя, уплачивающего налог на доходы физических лиц и не производящего выплаты и иные вознаграждения физическим лицам, учитываемый для определения размера страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, подлежит уменьшению на величину фактически произведенных им и документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением дохода.

Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции посчитал, что данная позиция в отношении Гасинова Ю.В., применявшего упрощенную систему налогообложения, применена быть не может, поскольку предметом проверки Конституционного Суда Российской Федерации являлись законоположения, регулирующие отношения с участием плательщиков, уплачивающих налог на доходы физических лиц, то есть использующих общий режим налогообложения. По мнению суда апелляционной инстанции, федеральный законодатель, устанавливая специальные правила исчисления дохода, учитываемого для определения размера страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, в зависимости от применяемого налогового режима, принимал во внимание существенное различие между общим и упрощенным режимом налогообложения. Поскольку упрощенная система налогообложения имеет преимущество перед общей системой налогообложения, исчисление страховых взносов должно быть произведено исходя из размера фактически полученного плательщиком дохода от осуществления предпринимательской деятельности за расчетный период. Расходы, предусмотренные статьей 346.16 Налогового кодекса Российской Федерации, в данном случае не учитываются.

Судебная коллегия полагает выводы суда апелляционной инстанции ошибочными.

Порядок и сроки уплаты страховых взносов за период по 31 декабря 2016 г. установлены Федеральным законом от 24 июля 2009 г. N 212-ФЗ “О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования”.

Названный закон утратил силу с 1 января 2017 г. в связи с принятием Федерального закона от 3 июля 2016 г. N 250-ФЗ “О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона “О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации в связи с передачей налоговым органам полномочий по администрированию страховых взносов на обязательное пенсионное, социальное и медицинское страхование”.

С указанной даты вопросы исчисления и уплаты обязательных страховых взносов регулируются главой 34 Налогового кодекса Российской Федерации, введенной в действие Федеральным законом от 3 июля 2016 г. N 243-ФЗ “О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации в связи с передачей налоговым органам полномочий по администрированию страховых взносов на обязательное пенсионное, социальное и медицинское страхование”.

В соответствии с подпунктом 2 пункта 1 статьи 419 названного Кодекса индивидуальные предприниматели, являющиеся страхователями в соответствии с федеральными законами о конкретных видах обязательного социального страхования и не производящие выплаты и иные вознаграждения физическим лицам, признаются плательщиками страховых взносов.

На основании пункта 3 статьи 420 Налогового кодекса Российской Федерации объектом обложения страховыми взносами для плательщиков, указанных в подпункте 2 пункта 1 статьи 419 Налогового кодекса Российской Федерации, признается осуществление предпринимательской либо иной профессиональной деятельности в случае, предусмотренном абзацем третьим подпункта 1 пункта 1 статьи 430 Налогового кодекса Российской Федерации, объектом обложения страховыми взносами также признается доход, полученный плательщиком страховых взносов и определяемый в соответствии с пунктом 9 статьи 430 Налогового кодекса Российской Федерации.

Если плательщики прекращают осуществлять предпринимательскую либо иную профессиональную деятельность в течение расчетного периода, соответствующий фиксированный размер страховых взносов, подлежащих уплате ими за этот расчетный период, определяется пропорционально количеству календарных месяцев по месяц, в котором утратила силу государственная регистрация физического лица в качестве индивидуального предпринимателя (пункт 5 статьи 430 Налогового кодекса Российской Федерации).

Согласно статье 432 Налогового кодекса Российской Федерации исчисление суммы страховых взносов, подлежащих уплате за расчетный период плательщиками, указанными в подпункте 2 пункта 1 статьи 419 Налогового кодекса Российской Федерации, производится ими самостоятельно в соответствии со статьей 430 Налогового кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено настоящей статьей (часть 1). Суммы страховых взносов исчисляются плательщиками отдельно в отношении страховых взносов на обязательное пенсионное страхование и страховых взносов на обязательное медицинское страхование (часть 2).

Подпунктом 1 пункта 1 статьи 430 Налогового кодекса Российской Федерации установлен дифференцированный размер страховых взносов на обязательное пенсионное страхование для указанной категории плательщиков в зависимости от величины дохода плательщика за расчетный период.

Абзацами вторым, третьим и четвертым этого подпункта, в редакции, действовавшей до 1 января 2018 г., размер страховых взносов определялся в следующем порядке:

в случае, если величина дохода плательщика за расчетный период не превышает 300 000 рублей, – в размере, определяемом как произведение минимального размера оплаты труда, установленного федеральным законом на начало календарного года, за который уплачиваются страховые взносы, увеличенного в 12 раз, и тарифа страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, установленного пунктом 2 статьи 425 настоящего Кодекса;

в случае, если величина дохода плательщика за расчетный период превышает 300 000 рублей, – в размере, определяемом как произведение минимального размера оплаты труда, установленного федеральным законом на начало календарного года, за который уплачиваются страховые взносы, увеличенного в 12 раз, и тарифа страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, установленного пунктом 2 статьи 425 настоящего Кодекса плюс 1,0 процента суммы дохода плательщика, превышающего 300 000 рублей за расчетный период.

При этом сумма страховых взносов не может быть более размера, определяемого как произведение восьмикратного минимального размера оплаты труда, установленного федеральным законом на начало календарного года, за который уплачиваются страховые взносы, увеличенного в 12 раз, и тарифа страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, установленного пунктом 2 статьи 425 настоящего Кодекса.

С 1 января 2018 г. размер страховых взносов определяется в следующем порядке:

если величина дохода плательщика за расчетный период не превышает 300 000 рублей, – в фиксированном размере 26 545 рублей за расчетный период 2018 г., 29 354 рубля за расчетный период 2019 г., 32 448 рублей за расчетный период 2020 г. (абзац второй подпункта 1);

если величина дохода плательщика за расчетный период превышает 300 000 рублей, – в фиксированном размере 26 545 рублей за расчетный период 2018 г. (29 354 рубля за расчетный период 2019 г., 32 448 рублей за расчетный период 2020 г.) плюс 1,0 процента суммы дохода плательщика, превышающего 300 000 рублей за расчетный период (абзац третий подпункта 1).

При этом размер страховых взносов на обязательное пенсионное страхование за расчетный период не может быть более восьмикратного фиксированного размера страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, установленного абзацем вторым данного подпункта (абзац четвертый).

В силу подпункта 3 пункта 9 статьи 430 Налогового кодекса Российской Федерации для плательщиков, применяющих упрощенную систему налогообложения, в целях применения положений пункта 1 настоящей статьи доход учитывается в соответствии со статьей 346.15 настоящего Кодекса.

В соответствии с пунктом 1 статьи 346.15 Налогового кодекса Российской Федерации при определении объекта налогообложения учитываются доходы, определяемые в порядке, установленном подпунктами 1 и 2 статьи 248 настоящего Кодекса.

Отменяя решение суда первой инстанции, и вынося новое решение об удовлетворении заявленных налоговым органом требований и отказе в удовлетворении встречного иска, суд апелляционной инстанции не принял во внимание следующее.

Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 30 ноября 2016 г. N 27-П признал взаимосвязанные положения пункта 1 части 8 статьи 14 Федерального закона от 24 июля 2009 г. N 212-ФЗ “О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования” и статьи 227 Налогового кодекса Российской Федерации в той мере, в какой на их основании решается вопрос о размере дохода, учитываемого для определения размера страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, подлежащих уплате индивидуальным предпринимателем, уплачивающим налог на доходы физических лиц и не производящим выплаты и иные вознаграждения физическим лицам, не противоречащими Конституции Российской Федерации, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования они предполагают, что для данной цели доход индивидуального предпринимателя, уплачивающего налог на доходы физических лиц и не производящего выплаты и иные вознаграждения физическим лицам, подлежит уменьшению на величину фактически произведенных им и документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением дохода, в соответствии с установленными Налоговым кодексом Российской Федерации правилами учета таких расходов для целей исчисления и уплаты налога на доходы физических лиц.

Согласно положениям пунктов 1 и 2 статьи 346.14 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщики, применяющие упрощенную систему налогообложения (за исключением налогоплательщиков, предусмотренных пунктом 3 данной статьи), вправе по своему усмотрению выбрать объект налогообложения: доходы либо доходы, уменьшенные на величину расходов.

Положения статьи 346.16 Налогового кодекса Российской Федерации содержат перечень расходов, на которые может быть уменьшен полученный налогоплательщиком доход при определении объекта налогообложения в связи с применением упрощенной системы налогообложения.

Таким образом, налогоплательщики, применяющие упрощенную систему налогообложения и выбравшие в качестве объекта налогообложения доходы, уменьшенные на величину расходов, при определении объекта налогообложения уменьшают полученные доходы, исчисленные в соответствии со статьей 346.15 Налогового кодекса Российской Федерации, на предусмотренные статьей 346.16 Налогового кодекса Российской Федерации расходы.

Поскольку принцип определения объекта налогообложения плательщиками налога на доходы физических лиц аналогичен принципу определения объекта налогообложения для плательщиков, применяющих упрощенную систему налогообложения с объектом налогообложения доходы, уменьшенные на величину расходов, изложенная Конституционным Судом Российской Федерации в постановлении от 30 ноября 2016 г. N 27-П правовая позиция подлежит применению и в данном деле.

О возможности применения указанной позиции к рассматриваемой ситуации указано Конституционным Судом Российской Федерации в определении от 30 января 2020 г. N 10-О, согласно которому действующее законодательное регулирование уплаты страховых взносов, подлежащее применению в том числе с учетом правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, выраженных в постановлении от 30 ноября 2016 г. N 27-П, не содержит неопределенности и предполагает определение объекта обложения страховыми взносами исходя из доходов, полученных плательщиком страховых взносов, с применением правил определения налогооблагаемого дохода, предусмотренных для соответствующей системы налогообложения (пункт 3 статьи 420 и пункт 9 статьи 430 Налогового кодекса Российской Федерации). Данная позиция находит свое отражение в сложившейся судебной практике, в соответствии с которой при определении размера дохода для расчета размера страховых взносов, подлежащих уплате индивидуальным предпринимателем, применяющим упрощенную систему налогообложения, с объектом налогообложения в виде дохода, уменьшенного на величину расходов, необходимо учитывать величину фактически произведенных им и документально подтвержденных расходов, связанных с извлечением дохода (пункт 27 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 3 (2017), утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 12 июля 2017 г.).

Приведенные положения судом апелляционной инстанции учтены не были, что привело к неправильному разрешению дела и вынесению незаконного определения.

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации, установив, что допущенные нарушения норм материального права являются существенными, считает апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Ульяновского областного суда от 18 июня 2019 года, подлежащим отмене, с оставлением в силе решения Димитровградского городского суда Ульяновской области от 5 марта 2019 года.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 328, 329, 330 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

отменить апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Ульяновского областного суда от 18 июня 2019 года, решение Димитровградского городского суда Ульяновской области от 5 марта 2019 года оставить без изменения.

2 комментария

  1. 14.08.2020

    […] Постановления Верховного суда от 3 июля 2020 года № 80-КА19… следует, что индивидуальные предприниматели, […]

  2. 14.08.2020

    […] Постановления Верховного суда от 3 июля 2020 года № 80-КА19… следует, что индивидуальные предприниматели, […]

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *