Решение арбитражного суда от 23.08.2017 по делу А55-2994/2017

АРБИТРАЖНЫЙ СУД САМАРСКОЙ ОБЛАСТИ
443045, г.Самара, ул. Авроры,148, тел. (846) 226-56-17
Именем Российской Федерации

 

РЕШЕНИЕ
23 августа 2017 года
Дело №
А55-2994/2017

Арбитражный суд Самарской области

в составе

судьи Якимовой О.Н.
при ведении протокола судебного заседания секретарем с/з Сафоевой А.И.
рассмотрев в судебном заседании09- 16 августа 2017 года дело по заявлению
Открытого акционерного общества “Завод Продмаш”
к ИФНС России по Советскому району г. Самары, УФНС России по Самарской области, Межрайонной ИФНС по крупнейшим налогоплательщикам по Самаркой области
с участием в деле, в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора: ООО «РСФ «Мой дом», ООО «ТД Содружество», ООО «Профиль», ООО «База МПО».

о признании недействительным решения ИФНС России по Советскому району г. Самары от 12.09.2016 №14-39/0075;
о признании недействительным решения УФНС России по Самарской от 28.12.2016 №03-15/38448;о признании недействительным требования №2 от 09.01.2017, вынесенного Межрайонной ИФНС по крупнейшим налогоплательщикам по Самарской области
о признании недействительным требования №1 от 24.01.2017, вынесенного Межрайонной ИФНС по крупнейшим налогоплательщикам по Самарской области

при участии в заседании:

от заявителя – Морозов Ю.Ю., представитель по доверенности от 25.05.2016, Богданова Н.В., представитель по доверенности от 09.01.2017,
от ИФНС России по Советскому району г. Самары – Блинова Н.Б., представитель по доверенности от 13.01.2017, Фокин Г.Н., представитель по доверенности от 04.08.2017, Хачатурян Д.А., представитель по доверенности от 13.01.2017,
от УФНС России по Самарской области – Блинова Н.Б., представитель по доверенности от 10.03.2017, Хачатурян Д.А., представитель по доверенности от 10.01.2017,
от Межрайонной ИФНС по крупнейшим налогоплательщикам по Самаркой области – Блинова Н.Б., представитель по доверенности от 12.01.2017, Хачатурян Д.А., представитель по доверенности от 13.01.2017,
от третьих лиц – не явились, извещены,

в соответствии со ст. 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в судебном заседании объявлялся перерыв с 09.08.2017 по 16.08.2017

Установил:
Открытое акционерное общество «Завод Продмаш» обратилось в Арбитражный суд Самарской области с заявлением о признании недействительными, несоответствующими Налоговому кодексу РФ:

решение ИФНС России по Советскому району г. Самары (ИНН 6318000010, ОГРН 1046300870890; 443023, г. Самара, пер. Брусчатый, 38) (далее – налоговый орган, ИФНС России по Советскому району г. Самара, Инспекция) от 12.09.2016 №14-39/0075 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, в части начисления недоимки по НДС в сумме 22 797 536,00 руб., по налогу на прибыль в сумме 24 758 376,00 руб., пени по состоянию на 12.09.2016: за неуплату НДС в сумме 5 492 358,00 руб., за неуплату налога на прибыль в сумме 5 453 398,00 руб.; а также привлечения к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения в виде штрафа, согласно п.1 ст.122 НК РФ, за неполную уплату НДС в сумме 1 826 941,00 руб.; за неполную уплату налога на прибыль в сумме 4 951 816,00 руб.;
решение УФНС России по Самарской области (ИНН 6315801005, ОГРН 1046300586727; 443110, г. Самара, ул. Циолковского, 9) от 28.12.2016 №03-15/38448 по апелляционной жалобе ОАО «Завод Продмаш» на решение ИФНС России по Советскому району г. Самары о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения от 12.09.2016 №14-39/0075;
требование №2 об уплате налога, сбора, пени, штрафа, процентов (для организаций, индивидуальных предпринимателей) по состоянию на 09.01.2017, вынесенное Межрайонной ИФНС по крупнейшим налогоплательщикам по Самарской области (ИНН 6315801100, ОГРН 1046300541110; 443112, г. Самара, ул. Сергея Лазо, 2А) в отношении ОАО «Завод Продмаш» (ИНН 6318100047, ОГРН 1026301507836; 443022, г. Самара, Заводское шоссе, 11), за исключением доначислений по налогу на прибыль (недоимка) в размере 700,00 руб., по НДФЛ (недоимка, пени и штраф) в размере 629,00 руб.
требование №1 об уплате налога, сбора, пени, штрафа, процентов (для организаций, индивидуальных предпринимателей) по состоянию на 24.01.2017, вынесенное Межрайонной ИФНС по крупнейшим налогоплательщикам по Самарской области (ИНН 6315801100, ОГРН 1046300541110; 443112, г. Самара, ул. Сергея Лазо, 2А) в отношении ОАО «Завод Продмаш» (ИНН 6318100047, ОГРН 1026301507836; 443022, г. Самара, Заводское шоссе, 11);
о взыскании с ИФНС России по Советскому району г. Самары (ИНН 6318000010, ОГРН 1046300870890; 443023, г. Самара, пер. Брусчатый, 38) в пользу ОАО «Завод Продмаш» (ИНН 6318100047, ОГРН 1026301507836; 443022, г. Самара, Заводское шоссе, 11) госпошлину, уплаченную ОАО «Завод Продмаш, в размере 3 000 рублей;
о взыскании с УФНС России по Самарской области (ИНН 6315801005, ОГРН 1046300586727; 443110, г. Самара, ул. Циолковского, 9) в пользу ОАО «Завод Продмаш» (ИНН 6318100047, ОГРН 1026301507836; 443022, г. Самара, Заводское шоссе, 11) госпошлину, уплаченную ОАО «Завод Продмаш», в размере 3 000 рублей;
о взыскании с Межрайонной ИФНС по крупнейшим налогоплательщикам по Самарской области (ИНН 6315801100, ОГРН 1046300541110; 443112, г. Самара, ул. Сергея Лазо, 2А) в пользу ОАО «Завод Продмаш» (ИНН 6318100047, ОГРН 1026301507836; 443022, г. Самара, Заводское шоссе, 11) госпошлину, уплаченную ОАО «Завод Продмаш», в размере 6 000 рублей.

О времени и месте участники процесса извещены в соответствии со ст.ст.121-123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Заявление мотивировано тем, что ненормативные акты Инспекции в обжалуемой части нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской деятельности.

Заинтересованные лица с заявленными требованиями не согласны по основаниям, указанным в решениях, отзыве и дополнении к отзыву.

Исследовав материалы дела, оценив доказательства, представленные лицами, участвующими в деле, выслушав доводы представителей сторон, суд пришел к выводу о том, что заявленные требования подлежат удовлетворению частично.

Как следует из материалов дела, на основании решения заместителя начальника ИФНС России по Советскому району г. Самары И.В. Денисовой №01-77/156 от 23.04.2015, решения №01-77/83 от 17.02.2016 о внесении дополнений (изменений) в решение №01-77/156 от 23.04.2015 проведена выездная налоговая проверка ОАО «Завод Продмаш» по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты налогов и сборов: по всем налогам и сборам, за период с 01.01.2013г. по 31.12.2014г.

По результатам проверки составлен Акт выездной налоговой проверки от 01.06.2016 № 14-26/035 (т.2 л.д. 1-45), которым установлена неуплата налогов и сборов (недоимка) в сумме 47 557 067 руб., в том числе налог на добавленную стоимость в размере 22 797 536 рублей, налог на прибыль – 24 759 076 рублей и НДФЛ – 455 рублей, предлагается начислить пени за несвоевременную плату налога в размере 9 369 174 рубля, в том числе по налогу на прибыль – 4 639 543 рубля, по НДС – 4 729 560 рублей, по НДФЛ – 71 рублей, а также привлечь к ответственности за совершение налогового правонарушения согласно п.1 ст.122 НК РФ в сумме 9 511 413 рублей.

На указанный Акт налогоплательщиком представлены возражения от 25.08.2016. По результатам рассмотрения Акта выездной налоговой проверки с приложениями, материалов проверки, возражений с приложениями, представленными налогоплательщиком, материалов дополнительных мероприятий, а также иных материалов налоговой проверки Инспекцией доводы налогоплательщика оставлены без удовлетворения и вынесено Решение №14-39/0075 от 12.09.2016 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения (т. 8 л.д. 91-128).

Не согласившись с выводами, изложенными в решении Инспекции, ОАО «Завод Продмаш» обратилось в вышестоящий налоговый орган (Управление ФНС России по Самарской области) с жалобой. По результатам рассмотрения вышеуказанной жалобы принято Решение от 28.12.2016 № 03-15/38448 (т.8 л.д. 129-133), которым апелляционная жалоба ОАО «Завод Продмаш» оставлена без удовлетворения.

09 января 2017 года Межрайонной ИФНС по крупнейшим налогоплательщикам по Самарской области выставлены требования об уплате налога, сбора, пени, штрафа №2.
24 января 2017 года Межрайонной ИФНС по крупнейшим налогоплательщикам по Самарской области выставлены требования об уплате налога, сбора, пени, штрафа №1.

В качестве основания для взыскания денежных средств требованиях: № 2 по состоянию на 09.01.2017 и №1 по состоянию на 24.01.2017 указано решение от 12.09.2016 №14-39/0075.

Не согласившись с решением ИФНС России по Советскому району г. Самары от 12.09.2016 №14-39/0075 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, Решением Управление ФНС России по Самарской области от 28.12.2016 № 03-15/38448, требованиями Межрайонной ИФНС по крупнейшим налогоплательщикам по Самарской области об уплате налога, сбора, пени, штрафа №2 по состоянию на 09.01.2017 и №1 по состоянию на 24.01.2017, в части, ОАО «Завод Продмаш» обратилось в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Согласно положениям части 2 статьи 198 АПК РФ, прокурор, а также органы, осуществляющие публичные полномочия, вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если они полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают права и законные интересы граждан, организаций, иных лиц в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

В силу положений части 4 статьи 200 АПК РФ при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Расходы, уменьшающие полученные доходы, должны соответствовать критериям, названным в статье 252 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – НК РФ), а именно: расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Обоснованными расходами являются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Согласно подпункту 1 пункта 1 статьи 146 НК РКФ объектом обложения налогом на добавленную стоимость признается реализация товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации.

На основании пункта 1 статьи 166 НК РФ сумма налога на добавленную стоимость при определении налоговой базы в соответствии со статьями 154 – 159 и 162 Кодекса исчисляется как соответствующая налоговой ставке процентная доля налоговой базы.

В силу пункта 1 статьи 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 Кодекса, на установленные настоящей статьей вычеты.

Условия предъявления налога на добавленную стоимость к вычету определены пунктом 1 статьи 172 НК РФ, согласно которому налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 НК РФ, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг). Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг).

В соответствии с пунктом 2 статьи 169 НК РФ в целях принятия НДС к вычету или возмещению счет-фактура должна соответствовать требованиям пунктов 5, 5.1. и 6 указанной статьи. Выставленные с нарушением данного порядка счета фактуры, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету.

Согласно пунктам 5, 5.1. и 6 статьи 169 НК РФ в счете-фактуре должны быть указаны наименование, адрес и идентификационные номера налогоплательщика и покупателя, счет-фактура подписывается руководителем и главным бухгалтером организации либо иными лицами, уполномоченными на то приказом (иным распорядительным документом) по организации или доверенностью от имени организации.

Таким образом, для получения налогового вычета необходима совокупность следующих условий: наличие счетов-фактур, документов, принятие указанных товаров (работ, услуг) на учет, а также строгое соответствие выставленных счетов-фактур требованиям пунктов 5, 5.1., 6 статьи 169 Налогового кодекса РФ.

Представление налогоплательщиком документов в обоснование расходов и налоговых вычетов по НДС является основанием для получения соответствующей налоговой выгоды, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы. Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Суд, оценив собранные по делу доказательства в их совокупности и взаимосвязи, как того требуют положения статьи 71 АПК РФ, приходит к выводу о том, что налоговым органом не доказано отсутствие реальных хозяйственных операций между Заявителем и ООО «РСФ «Мой дом», ООО «Профиль», ООО «База МПО».

Недобросовестность действий налогоплательщика, направленных на неправомерное получение налоговой выгоды, в силу пункта 1 статьи 65 АПК РФ, пункта 5 статьи 200 АПК РФ, пункта 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 г. № 53 должна быть доказана налоговым органом.

Кроме того, согласно Определению Конституционного Суда РФ от 25.07.2001г. № 138-О по смыслу положений пункта 7 статьи 3 НК РФ в сфере налоговых правоотношений действует презумпция добросовестности налогоплательщиков.

По смыслу правовой позиции, изложенной в указанном Определении, а также в Постановлении Конституционного Суда РФ от 12.10.1998 г. № 24-П, установленный законодательством о налогах и сборах порядок возмещения налога на добавленную стоимость из бюджета распространяется только на добросовестных налогоплательщиков.

При этом следует иметь в виду, что налогоплательщик не обязан доказывать свою добросовестность при осуществлении предпринимательской деятельности. Обнаруженную недобросовестность налогоплательщика, так же как и законность решения, в котором содержится вывод об этом, должен доказать налоговый орган.

Как следует из материалов дела, Инспекция по результатам выездной налоговой проверки пришла к выводу, что ОАО «Завод Продмаш» неправомерно отнесены к расходам при расчете подлежащего уплате в бюджет налога на прибыль, неправомерно применены вычеты по НДС за проверяемый период, операции ОАО «Завод Продмаш» с контрагентами ООО «РСФ «Мой дом», ООО «Профиль», ООО «База МПО». На основании данных встречных проверок и проведенных контрольных мероприятий Инспекцией сделаны выводы о том, что спорные контрагенты не могли выполнить работы или осуществить поставку товара; Общество создало фиктивный документооборот, с целью завышения расходов по налогу на прибыль и неправомерного получения права на вычет по НДС.

Суд считает доводы заявителя законными и обоснованными по следующим основаниям.

Судом установлено, что заявителем был заключен ряд договоров подряда: №1 от 21.01.13, №3 от 22.01.13, №4 от 01.02.13, №6 от 20.04.13, №7 от 21.04.13, №8 от 26.04.13, №9 от 27.05.13, №10 от 03.06.13, №11 от 01.07.13, №12 от 01.07.13, №13 от 01.08.13, №14 от 01.08.13, №15 от 01.09.13, №16 от 01.09.13 с Обществом с ограниченной ответственностью «РСФ «Мой дом» на выполнение строительных и ремонтных работ наименование, объем, стоимость которых были согласованы сторонами в локальных сметах. Согласно условиям данных договоров, работы выполнялись ООО «РСФ «Мой дом» (подрядчик) собственными и привлеченными силами (субподрядчиками) в соответствии с утвержденной сторонами сметной документацией, что подтверждено материалами новой проверки (протоколы допросов руководителя и работников ООО «РСФ «Мой дом», работников ОАО «Завод Продмаш», письмом исх.№39 от 14.03.2016 года директора ООО «РСФ «Мой дом» (стр.56 приложения № 11 к Акту выездной налоговой проверки)).

В ходе проведения выездной налоговой проверки Инспекцией был сделан вывод о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды по взаимоотношениям с ООО «РСФ «Мой дом», при этом данный вывод сделан Инспекцией исключительно на основании предъявления претензий к добросовестности контрагентов 2 звена самого ООО «РСФ «Мой дом» – ООО «Т-Альянс», ООО «ТД Содружество», ООО «ПО Развитие», ООО «Самарская строительная компания».

Заявитель ссылается на то, что в рамках указанных договоров стороны добросовестно выполняли свои обязательства. Реальность выполнения сторонами условий договора подтверждается документами: договорами, локальными сметами, актами о приемке выполненных работ (форма № КС-2), справками о стоимости выполненных работ и затрат (форма № КС-3), счет-фактурами; опросом учредителя и руководителя (директора) ООО «РСФ «Мой дом», действовавшим с 14.01.2011 по 19.06.2014, Торского Виктора Петровича, подтвердившего факт выполнения работ на ОАО «Завод Продмаш», бывших работников ООО «РСФ «Мой дом»: Стригулина Александра Владимировича (являлся электриком, осуществлял на ОАО «Завод Продмаш» электромонтажные работы – установка светильников, разводка электропроводов), Гасанова Джавида Юсифа Оглы (являлся плиточником и осуществлял работы на ОАО «Завод Продмаш» – установка сантехники, кладка плитки на стены и на пол душевых, санузлов, офисных помещений); письмом директора ООО «РСФ «Мой дом» Пижамова Олега Евгеньевича от 14.03.2016 исх. №39, которым Инспекции сообщается о выполнении ремонтных и строительных работ с 01.01.2013 по 31.12.2014 на объекте ОАО «Завод Продмаш» привлечеными субподрядными организациями: ООО «АВЕРС» (ИНН 6311127466), ООО «РегионСнабМонтаж» (ИНН 6318160984) (работы выполнялись из материалов субподрядчиков) (стр.56 приложения № 11 к Акту выездной налоговой проверки); Заключениями №09-06/16 от 18.07.2016, №2-09-06/16 от 15.08.2016 независимого эксперта – ООО «Экспертиза. Проектирование. Оценка», подтвердившего реальность выполненных работ и объем; Отчетом №273/16 от 22.08.2016 независимого эксперта – ООО «Амрис», подтвердившего соответствие цены работ, указанную сторонами в договорах подряда (локальных сметах), рыночным ценам.

Инспекция, поставив под сомнение реальность выполнения работ ООО «РСФ «Мой дом», сочла, что работы были выполнены силами иных организаций, физических лиц, либо выполнение или приобретенных указанных работ (услуг) ранее. При этом Инспекция исходила из документальной неподтвержденности факта выполнения работ ООО «РСФ «Мой дом», основываясь на протоколах допроса свидетелей: директора ООО «РСФ «Мой дом» Торского В.П., бывших работников данной организации, представителей организаций ООО «Т-Альянс» ИНН 6311136397; ООО «ПО Развитие» ИНН 6311139905; ООО «Самарская Строительная компания» ИНН 6311095239; ООО «ТД Содружество» ИНН 6316193166, которым ООО «РСФ «Мой дом» перечисляло на банковские счета денежные средства; отсутствием у ООО «РСФ «Мой дом» персонала, основных средств, объема материальных ресурсов для выполнения работ, привлечение реальных субподрядных организаций.

В тоже время ООО «РСФ «Мой дом» письмом от 10.12.2015 исх.№ 87 на требование Инспекции о предоставлении документов № 8106 от 07.12.2015 сообщило Инспекции, что за период с 01.01.2012 по 31.12.2014 договора на ремонтные работы на объектах ОАО «Завод Продмаш» с ООО «Т-Альянс» ИНН 6311136397; ООО «Самарская Строительная компания» ИНН 6311095239, ООО «ПО Развитие» ИНН 6311139905; ООО «ТД Содружество» ИНН 6316193166 не заключались. Строительно-ремонтные работы с привлечением этих организаций не проводились. (стр.43 приложения № 11 Акту выездной налоговой проверки). Для выполнения ремонтных и строительных работ с 01.01.2013 по 31.12.2014 на объекте ОАО «Завод Продмаш» им были привлечены субподрядные организации: ООО «АВЕРС» ИНН 6311127466, ООО «РегионСнабМонтаж» ИНН 6318160984; работы выполнялись из материалов субподрядчиков. (письмо от 14.03.2016 исх.№39 – стр.56 приложения № 11 к Акту выездной налоговой проверки).

Свидетельские показания представителей организаций: ООО «Т-Альянс» (ИНН 6311136397), ООО «ПО Развитие» (ИНН 6311139905), ООО «Самарская Строительная компания» (ИНН 6311095239), ООО «ТД Содружество» (ИНН 6316193166), также не свидетельствуют о том, что они являлись субподрядчиками ООО «РСФ «Мой дом» по выполнению строительных и ремонтных работ у Заявителя и в соответствующие финансово-хозяйственные взаимоотношения с ОАО «Завод Продмаш» не вступали.

Однако, не смотря на указанные пояснения ООО «РСФ «Мой дом», Заявителя, представителей ООО «Т-Альянс» (ИНН 6311136397), ООО «ПО Развитие» (ИНН 6311139905), ООО «Самарская Строительная компания» (ИНН 6311095239), ООО «ТД Содружество» (ИНН 6316193166), Инспекция сделала свои выводы о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Таким образом, факт выполнения указанными организациями субподрядных работ у Заявителя Инспекцией надлежащими доказательствами не опровергнут.

Инспекция, опровергая реальность выполнения работ ООО «РСФ «Мой дом» на объектах Заявителя основывается на показания бывшего руководителя ООО «РСФ «Мой дом» Торского Виктора Петровича, оформленных протоколами допроса № 11-25/87 от 02.04.2015 (стр.118-120 приложения № 28 к Акту выездной налоговой проверки), № 14-29/06 от 15.01.2016 (стр.65-69 приложения № 12 к Акту выездной налоговой проверки), № 14-29/143 от 29.03.2016 (стр.70-74 приложения № 13 к Акту выездной налоговой проверки) и работников ООО «РСФ «Мой дом»: Кузуба Олега Михайловича (стр.81-82 приложения № 16 к Акту выездной налоговой проверки); Стригулина Александра Владимировича (стр.77-80 приложения №15 к Акту выездной налоговой проверки); Гасанова Джавида Юсифа Оглы (стр.75-76 приложения № 14 к Акту выездной налоговой проверки).

Однако указанные свидетельские показания перечисленных лиц не опровергают факт выполнения работ у Заявителя, при этом, как указывают свидетели, ими выполнялся не весь объем работ, часть работ выполнялась другими лицами, организациями, наименование, Ф.И.О. которых они не могли указать.

Из чего Инспекция сделала вывод об отсутствии реальности выполненного ООО «РСФ «Мой дом» объема работ по договорам подряда, заключенным с Заявителем.

Однако данные свидетельские показания не могут являться доказательством, указывающим о недобросовестности Заявителя, поскольку свидетельские показания директора ООО «РФ «Мой дом» Торского Виктора Петровича, действовавшего с 2011 по 2014 г.г., изложенные в протоколах допроса свидетеля № 11-25/87 от 02.04.2015 (стр.118-120 приложения № 28 к Акту выездной налоговой проверки), № 14-29/06 от 15.01.2016 (стр.65-69 приложения № 12 к Акту выездной налоговой проверки), № 14-29/143 от 29.03.2016 (стр.70-74 приложения № 13 к Акту выездной налоговой проверки) имеют противоречивые показания, в основном свидетель указывает – «не помню». Причиной такого ответа, согласно показаниям данного свидетеля (стр. 119 протокола № 11-25/87 от 02.04.2015 (приложение № 28 к Акту выездной налоговой проверки)) является перенесенный им 13.04.2013 инсульт, после которого у него плохо двигалась рука, были проблемы с памятью. В тоже время Торский В.П. не отрицает, что ООО «РСФ «Мой дом» выполняло работы у Заявителя, как собственными, так и привлеченными силами.

Свидетельские показания бывших работников ООО «РСФ «Мой дом»: Кузуба Олега Михайловича (стр.81-82 приложения №16 к Акту выездной налоговой проверки); Стригулина Александра Владимировича (стр.77-80 приложения №15 к Акту выездной налоговой проверки); Гасанова Джавида Юсиф Оглы (стр.75-76 приложения №14 к Акту выездной налоговой проверки) также не отрицают факт выполнения непосредственно ими определённых видов работ у Заявителя, относительно работ, которые не выполнялись данными работниками, работники дать ответ Инспекции кто их выполнял, не смогли.

Инспекция, основываясь на результатах допроса указанных свидетелей, относительно всех видов работ, выполненных ООО «РСФ «Мой дом» по договорам подряда с Заявителем, не указывает в решении ссылки на документы (доказательства), свидетельствовавших о том, в силу каких трудовых функций бывшим работникам ООО «РСФ «Мой дом» должно было быть известно то, о чем их спрашивали.

Учитывая изложенное, свидетельские показания лиц, приобщенных к решению Инспекции, не имеют силы доказательства, так как основаны на предположениях Инспекции.

Выводы Инспекции о том, что ООО «РСФ «Мой дом» при расчете смет использован повышающий коэффициент (перевод в текущие цены) 11,98, не основаны на нормах закона. Так, в качестве обоснования данных выводов, Инспекция ссылается на письмо Министерства строительства РФ от 12.02.2013 № 1951-ВТ/10, где указано, что данный коэффициент применяется в Самарской области при выполнении пусконаладочных работ (вид работ) и является максимальным. В связи с чем, по мнению Инспекции, Заявителю и ООО «РСФ «Мой дом» необходимо было использовать при расчете сметы вид строительство: административные здания, внешние инженерные сети, прочие объекты (стр.5 первый абзац решения Инспекции). Однако, указанное письмо Министерства строительства РФ от 12.02.2013 № 1951-ВТ/10 не существует, в виду отсутствия по состоянию на 12.02.2013 такого органа. Согласно Указу Президента РФ от 01.11.2013 № 819 Федеральное агентство по строительству и жилищно-коммунальному хозяйству было преобразовано в Министерство строительства и жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации лишь 01.11.2013. Иные доказательства Инспекцией о завышении цен не представлены.

Поскольку по отношениям с ООО «РСФ «Мой дом» размер понесенных Заявителем затрат при исчислении налога на прибыль исходя из рыночных цен, применяемых по аналогичным сделкам, Инспекцией не определялся, Заявитель, руководствуясь положениями статей 247, 252 НК РФ, Постановлением Пленума ВАС РФ № 53 от 12.10.2006, а также учитывая правовую позицию, изложенную в Постановлении Президиума ВАС РФ от 03.07.2012 № 2341/12, провел независимую оценку с целью определения рыночной стоимости работ (с учетом НДС), согласованных между Заявителем и ООО «РСФ «Мой дом» в локальных сметах к заключенным договорам подряда. Отчетом независимого эксперта ООО «Амрис» №273/16 составленного 22.08.2016г., установлена рыночная стоимость выполненных работ и её соответствие со стоимостью работ согласованных Заявителем с ООО «РСФ «Мой дом» в локальных сметах.

Выводы Инспекции на стр.11 решения об отсутствии у ООО «РСФ «Мой дом» собственных средств для выполнения работ у Заявителя на общую сумму 148 621 460, 53 руб., за вычетом уплаченных Заявителем 42 318 600, 32 руб., опровергаются сведениями бухгалтерской отчетности за 2013 – 2014 г.г. (бухгалтерский баланс, отчет о прибылях и убытках) ООО «РСФ «Мой дом», опубликованной на официальном сайте Росстата www.gks.ru, представленной Заявителем в материалы дела, где у ООО «РСФ «Мой дом» числилось по состоянию на: 2013 год:

– запасы в отчетном периоде на сумму 563 тыс.руб.;
– финансовые и другие оборотные активы (включая дебиторскую задолженность) на конец отчетного периода – 146 508 тыс.руб.;
– Баланс (актив) на конец отчетного периода – 147 071 тыс.руб.;
– кредиторская задолженность на конец отчетного периода – 146 099 тыс.руб.;
– выручка за отчетный год – 128 173 тыс.руб.;
– расходы по обычной деятельности за отчетный год – 126 991 тыс.руб.

2014 год:

– запасы на отчетный период – 45 400 тыс.руб.
– дебиторская задолженность за отчетный период – 63 182 тыс.руб.;
– Баланс (актив) за отчетный период – 108 590 тыс.руб.;
– кредиторская задолженность за отчетный период – 107 546 тыс.руб.;
– выручка за отчетный период – 125 822 тыс.руб.;
– себестоимость продаж за отчетный год – 125 651 тыс.руб.

Согласно сведениям, размещённым на официальном сайте www.nalog.ru в разделе «Сведения о юридических лицах, имеющих задолженность по уплате налогов и/или не представляющих налоговую отчетность более года», «Юридическое лицо с ИНН 6319735586 по состоянию на 01.11.2016 не имеет превышающую 1000 рублей задолженность по уплате налогов, которая направлялась на взыскание судебному приставу-исполнителю, и представляет налоговую отчетность».

Таким образом, Инспекцией сделаны выводы не на полном исследовании (изучении) соответствующих показателей бухгалтерской (налоговой) отчетности ООО «РСФ «Мой дом».

Выводы Инспекции о поступлении на банковский счет ООО «РСФ «Мой дом» денег только от Заявитель и ООО «МС» опровергаются показателями бухгалтерской отчетности ООО «РСФ «Мой дом», представленной Заявителем в материалы дела, где в 2013 году сумма выручки составила 128 173 000 руб., в то время, как Заявитель перечислил в 2013 году данному контрагенту по договорам подряда всего общую сумму 4 792 998 руб. 50 коп.; в 2014 году общая сумма выручки, поступившая ООО «РСФ «Мой дом», составила 125 822 000 руб., при перечислении Заявителем в 2014 году на счет данного контрагента общей суммы – 37 525 601 руб. 80 коп. за выполненные работы по договорам подряда.

Что касается выводов Инспекции об отсутствии у ООО «РСФ «Мой дом» запасов материалов со ссылкой на отчетность данного контрагента (стр.11 решения Инспекции), от необходимо принять во внимание, что данные выводы Инспекции противоречат сведениям бухгалтерской отчетности ООО «РСФ «Мой дом», размещенной на официальном сайте Росстата www.gks.ru, представленной Заявителем в материалы дела, где по разделу «запасы в отчетном периоде (2013)» указана сумма 563 000 руб.; в 2014г. – 45 400 000 руб.

Факт оплаты Заявителем выполненных ООО «РСФ «Мой дом» подрядных работ подтвержден платежными поручениями, договором цессии от 26.05.2014, где право требования перешли к ОАО «Завод Продмаш» по остатку долга по договорам подряда, от ООО «РСФ «Мой дом» к ООО «ТД Содружество», представитель налогового органа данный факт не оспаривает.

Как следует из материалов проверки, одним из оснований для отказа налоговым органом в предоставлении налоговых вычетов по НДС и непринятии расходов явились выводы о непричастности Камозиной А.С., числящейся в Едином государственном реестре юридических лиц в качестве руководителя ООО «ТД Содружество», к деятельности указанного Общества.

Показания Камозиной А.С. о том, что она не имеет отношения к деятельности ООО «ТД Содружество», не опровергает реальности хозяйственных операций с ООО «ТД Содружество».

Доводы Инспекции о непричастности Камозиной А.С. к хозяйственной деятельности общества подлежат отклонению, поскольку имеются сомнения в беспристрастности руководителя, который в силу ст. 51 Конституции РФ, не обязан свидетельствовать против себя, так как именно на руководителя организации возлагается ответственность за ненадлежащее исполнение обязанностей в сфере налогообложения.

То обстоятельство, что Камозина А.С. отрицает свое участие в хозяйственной деятельности ООО «ТД Содружество», не является достаточным доказательством отсутствия гражданско-правовых отношений между ОАО «Завод Продмаш», ООО «РСФ «Мой дом» и ООО «ТД Содружество».

Кроме того, Инспекцией не принято во внимание, что в соответствии с информацией содержащейся в ЕГРЮЛ, Камозина Анна Сергеевна с 27.03.2014 по сей день является участником и руководителем (директором) ООО «Авто Логистик» (ИНН 6376020601, ОГРН 1106376002160; 443099, г. Самара, ул. Водников, 28-30, комн.28), а также учредителем и руководителем (директором) ООО «ТД Содружество» (ИНН 6316193166) с 02.12.2013 года, то же время в протоколе допроса №14-29/157 от 14.05.2015 Камозина А.С. указывает, что является безработной, учредителем каких-либо организацией – не является.

Деятельность ООО «ТД Содружество» подтверждена самой Инспекцией на стр.8 решения (подп.6), где указано, что организация отчитывалась с момента регистрации по 4 квартал 2014 года, анализ выписок банка также показал осуществление данной организации хозяйственной деятельности.

Более того, в ходе проведения встречной проверки ООО «ТД Содружество» Инспекцией не было установлено наличия взаимозависимости (согласно ст. 20 НК РФ) между Заявителем и данным контрагентом. В то время, как взаимоотношения между ООО «РСФ «Мой дом» и ООО «ТД Содружество» были документально подтверждены.

В соответствии с Определением Конституционного суда РФ от 16 октября 2003 г. № 329-О «Истолкование статьи 57 Конституции Российской Федерации в системной связи с другими положениями Конституции Российской Федерации не позволяет сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. По смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. Правоприменительные органы не могут истолковывать понятие «добросовестные налогоплательщики» как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством».

Что касается недобросовестных контрагентов ООО «РСФ «Мой дом», то необходимо принять во внимание, что у Заявителя отсутствует обязанность при заключении сделки проверять контрагентов 2-го звена своих подрядчиков (поставщиков).

Проявив меры должной осмотрительности, Заявитель удостоверился в добросовестности своего контрагента (ООО «РСФ «Мой дом»). Возможности и обязанности проверять контрагентов ООО «РСФ «Мой дом» у Заявителя отсутствует.

Согласно позиции Конституционного суда, выраженной в определении от 16.10.2003г. № 329-О, налоговое законодательство не возлагает на налогоплательщика обязанность по проверке деятельности его контрагентов, которые являются самостоятельными налогоплательщиками и несут в случае недобросовестного исполнения налоговых обязательств налоговую ответственность. Тем более, Заявитель не может нести ответственность за всю цепочку контрагентов и контролировать налоговую добросовестность поставщиков/подрядчиков своего контрагента (ООО «РСФ «Мой дом»).

Соответственно, претензии Инспекции к контрагентам ООО «РСФ «Мой дом» (2-го звена) на правомерность применения Заявителем налоговой выгоды влиять не могут.

Кроме того, согласно пункту 1 статьи 20 НК РФ взаимозависимыми лицами для целей налогообложения могут быть признаны физические лица и (или) организации, отношения между которыми могут оказывать влияние на условия или экономические результаты их деятельности или деятельности представляемых ими лиц. При установлении взаимозависимости участников сделки, Инспекции следует указывать, как имеющаяся взаимозависимость участников сделки повлияла на формирование цен на товар (работы, услуги), которые имеют правовое значение, учитывая нормы статей 20 и 40 Налогового кодекса Российской Федерации.

Вместе с тем, при проведении мероприятий налогового контроля Инспекцией не установлено, каким образом взаимоотношении Заявителя с ООО «РСФ «Мой дом», с ООО «ТД Содружество» оказывали влияние на условия сделки (договоров подряда, договора цессии (уступки права требования)).

При выборе контрагента Заявитель проявил должную степень осмотрительности: проведена проверка уставных документов ООО «РСФ «Мой дом»; установлено наличие допусков для выполнения ряда строительных работ; установлено, что данный контрагент являлся членом некоммерческой организации – Ассоциация Строителей «Строители Железнодорожных комплексов» (ИНН 7811154981) имелось соответствующее свидетельство; согласно сведениям ЕГРЮЛ – организация являлась действующей; ООО «РСФ «Мой дом» осуществлял деятельность соответствующую его уставной деятельности и сведениям ЕГРЮЛ; сведения о том, что руководитель значится «массовым руководителем» или «массовым учредителем» отсутствовали, налоговая отчетность сдавалась, задолженность по налогам отсутствовала.

Привлечение ООО «РСФ «Мой дом» в качестве подрядчика было обусловлено производственной необходимостью. Начиная с 2006 года, Заявитель постоянно осуществляет инвестиции в расширение и модернизацию производства. В 2006 году – был запущен цех горячего оцинкования; 2009-2010г. – запущены две корейские линии для производства дорожных ограждений. В период 2012-2014г. Заявитель, согласно инвестиционной политике, осуществило большой объем финансирования направленного на модернизацию, ремонт и замену основных средств, создание безопасных условий труда, внедрение операционных систем, направленных на повышение эффективности производственной деятельности (замена большой ванны Цеха горячего цинкования; перенос малой линии в другой корпус; закупка и монтаж прокатного стана (Италия); закупка и монтаж сварочного робота и станка плазменной резки). Целью проведения ремонтных работ, выполненных ООО «РСФ «Мой дом», являлась сохранение производственных помещений и оборудования в надлежащем состоянии, создание условий для расширения производства, увеличения объемов выпускаемой продукции, повышения производительности труда, создание благоприятных условий труда, сохранение возможности продолжать осуществлять производственную (предпринимательскую) деятельность.

В ходе проведения мероприятий налогового контроля в рамках проверки Инспекцией также не было установлено, что ООО «РСФ «Мой дом» и ООО «ТД Содружество» в период взаимоотношений с Заявителем относились к категории налогоплательщиков, сдающих нулевую отчетность, или об установлении в отношении организации фактов участия в схемах уклонения от уплаты налога. Материалы встречной проверки не подтверждают вывод Инспекции о недобросовестности данных организаций и наличии признаков «фирмы-однодневки».

Инспекция в решении (стр.11), а также в своем Отзыве на заявление ОАО «Завод Продмаш», в Дополнениях к отзыву на заявление ОАО «Завод Продмаш», указывает, что согласно почерковедческой экспертизы подпись в договоре цессии от имени директора ООО «ТД Содружество» Камозиной А.С. выполненным иным лицом.

Данные доводы Инспекции основаны на заключении эксперта ООО «Самарская судебная экспертиза документов» от 12.04.2016г. №260 (стр.11 решения Инспекции, л.226-242 приложения № 43 к Акту выездной налоговой проверки).

Как установлено Судом, налоговым органом при назначении и производстве экспертиз нарушены положения ст.ст. 94, 95, 99 НК РФ, ст.10 ФЗ РФ от 31.05.2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», в связи с чем, заключения эксперта не могут быть использованы в качестве доказательства с учетом положений ч.4 ст.101 НК РФ, так, в частности в постановлении Инспекции № 01-77/150 о назначении почерковедческой экспертизы от 24.03.2016г. (л.221, 223 приложения № 43 к Акту выездной налоговой проверки) перечислены документы (материалы) по ООО «РСФ «Мой дом» ИНН 6319735586, ООО «ТД Содружество» ИНН 6316193166, предоставленные в распоряжение эксперта. Получение данных документов экспертом подтвержден его заверительной записью и подписью эксперта в указанном постановлении Инспекции (л.223 приложения №43 к Акту выездной налоговой проверки). В тоже время в своем заключении от 12.04.2016 № 260 на стр.2 (л.227 приложения №43 к Акту выездной налоговой проверки) эксперт, указывает, что в качестве сравнительного анализа для производства почерковедческой экспертизы представлены образцы подписей и почерков: Камозиной Анны Сергеевны: свободные в виде подписи (её электрофотографического изображения) в электрофотографической копии паспорта гражданина РФ серии 36 11 №526176 выданного на имя Камозиной А.С. 16.12.2011; в виде подписи и рукописной записи (их электрофотографический изображений) в электрофотографической копии последнего листа заявления о государственной регистрации юридического лица от 22.11.2013; электрофотографической копии доверенности от 22.11.2013, выданной от имени Камозиной А.С. на имя Воронова В.А. и Игуменова Д.А.; условно-свободные в виде подписей в протоколе №14-29/157 от 14.05.2015 допроса свидетеля Камозиной А.С.; в виде рукописных записей и подписей в протоколе №14-29/484 от 29.12.2015 допроса свидетеля Камозиной А.С.; экспериментальные образцы подписи – 1л.

Однако, с учетом перечня документов (материалов), представленных эксперту и отраженных в постановлении Инспекции № 01-77/150 о назначении почерковедческой экспертизы от 24.03.2016г., Инспекция данные документы эксперту не предоставляла.

Согласно п. 3 ст. 95 НК РФ экспертиза назначается постановлением должностного лица налогового органа, осуществляющего выездную налоговую проверку, если иное не предусмотрено НК РФ. В постановлении указываются основания для назначения экспертизы; фамилия эксперта и наименование организации, в которой должна быть проведена экспертиза; вопросы, поставленные перед экспертом; материалы, передаваемые в распоряжение эксперта.

Согласно Определению Конституционного Суда РФ от 16.07.2009 N 928-О-О привлечение эксперта в порядке ст. 95 НК РФ позволяет получить при осуществлении мероприятий налогового контроля достоверную и объективную информацию для целей налогообложения и не может рассматриваться как нарушение конституционных прав и свобод налогоплательщиков.

В области налогового контроля заключение эксперта представляет собой источник сведений о фактах, которые в силу ст. 100 НК РФ подлежат отражению в акте выездной налоговой проверки.

Заключение почерковедческой экспертизы подписей не может быть использовано в качестве доказательства, поскольку является недопустимым доказательством в понимании ч. 3 ст. 64 АПК РФ, так как на экспертизу в качестве свободных образцов Инспекцией были представлены и иные документы, кроме указанных в постановлении о назначении экспертизы. При этом Заявитель с данными документами ознакомлен не был.

Постановление о назначении экспертизы является тем ненормативным актом государственного органа, который принимается в особом порядке с обеспечением предусмотренных нормой закона прав проверяемого лица. В данном случае постановление о назначении экспертизы не содержало полного перечня материалов, предоставляемых в распоряжение эксперта. Инспекцией не исполнена обязанность по ознакомлению налогоплательщика со всеми материалами, предоставляемыми в распоряжение эксперта, что является существенным нарушением прав проверяемого лица.

Кроме того, заключение эксперта от 12.04.2016г. №260 также не является допустимым доказательством в силу отклонений от методики проведения экспертизы, экспертом не было исследовано достаточное количество образцов почерка, соответственно заключение эксперта не может быть признано в качестве доказательства налогового правонарушения. Эксперт не использовал экспериментальные и свободные образцы почерка.

В соответствии с судебно-почерковедческой экспертизой документов (Учебно-практическое пособие под редакцией профессора Е.П. Ищенко, изд. «Юрлитинформ» Москва-2006; автор: Жижина М.В. – кандидат юридических наук, преподаватель кафедры криминалистики МГЮА, эксперт-почерковед ГУ РФЦСЭ при Минюсте России; резензент: Орлова В. Ф. – доктор юридических наук, профессор, Заслуженный деятель науки РСФСР, Заслуженный юрист РФ, главный эксперт ГУ РФЦСЭ при Минюсте России) и Методическим пособием для экспертов и судей (выпуски 1, 2 Общей части “Судебно-почерковедческая экспертиза” (М., 1988, М., 1989)), для решения судебно-почерковедческих задач представляются три вида образцов почерка и подписи: свободные, экспериментальные и условно-свободные.

Под свободными образцами почерка понимаются «рукописи (тексты, подписи), достоверно выполненные определенным лицом до возникновения данного дела и вне связи с его обстоятельствами». «Экспериментальными образцами являются рукописи, выполненные определенным лицом по специальному заданию следователя или суда в связи назначением судебно-почерковедческой экспертизы», т.е. это рукописи, выполненные предполагаемым исполнителем текста или подписи специально для экспертизы. К условно-свободным образцам относятся «документы, выполненные данным лицом до возникновения дела, но в связи с ним либо после возникновения дела, но не специально для экспертизы». (Судебно-почерковедческая экспертиза. Общая часть. Вып. II (Методическое пособие для экспертов, следователей, судей) М.: ВНИИСЭ. 1989. С. 80, 81). Одно из основных требований, предъявляемых к сравнительным образцам, – это несомненность их происхождения, то есть бесспорная принадлежность рукописей, подписей лицу, чья подпись подвергается экспертизе. Следовательно, фактически экспертом не могли исследоваться свободные и экспериментальное образцы почерка ввиду того, что Инспекцией не были получены такие образцы.

Кроме того, перед направлением на экспертизу документы и рукописные объекты, которые должны служить образцами почерка или подписи определенного лица, следует ему предъявить с целью подтверждения факта выполнения их именно данным лицом. Однако Инспекцией этого не было сделано. Во всех случаях, образцы почерка или подписи, как и исследуемые рукописи, должны представляться эксперту в подлиннике, а не в виде электрофотографических копий.

Таким образом, эксперт не только не придерживался вышеуказанных методических пособий для экспертов, но и сообщал сведения, которые могут оказаться заведомо ложными.

Также экспертом не было использовано достаточное количество образцов. Свободные образцы должны по возможности соответствовать исследуемым объектам по целевому назначению, содержанию и форме документа, материалу письма, языку, алфавиту и по почерковой характеристике (темпу исполнения, размеру, наклону, транскрипции подписи или цифровых записей). Крайне желательно представление свободных и условно свободных образцов в количестве не менее 10. Так, для исследования рукописных текстов свободные образцы их предполагаемых исполнителей рекомендуется представлять не менее чем на 5-10 листах. При небольшом объеме этих текстов или значительной вариационности признаков исследуемого почерка количество листов должно быть увеличено до 20; при предположении о намеренном изменении почерка их должно быть еще больше (30-40). Для исследования подписей эксперту нужно представить 15-20 подписей лиц, от имени которых они подлежат исследованию. (Судебно-почерковедческая экспертиза (общая часть) М . ВНИИСЭ. 1989. С. 84-85)

Так как в качестве свободного образца подписи Камозиной А.С. эксперту представлена электрофотографическая копия листа регистрационного дела ООО «ТД Содружество» на 2 листах. Таким образом, экспертом было получено недостаточное количество свободных образцов, а экспериментальных, как указано выше, не было получено вовсе. Следовательно, проведенная экспертиза не соответствует также и принципу достаточного количества исследуемых образцов.

Также, исследование материалов и составление заключения было произведено экспертом, с учетом опыта около 2-х месяцев, согласно имеющемуся в материалах дела копии сертификата соответствия № 7/1990 действительный с 05.02.2016 по 05.02.2019, в течение 14 календарных дней, а с учетом сноски на стр.1 Заключения эксперта, где указано, что образцы подписей Торского В.П., Камозиной А.С., Китова В.С. поступили в экспертную организацию 07.04.2016, – эксперту потребовалось – 4 календарных дня. В указанные сроки эксперт успел провести исследование 40 документов (материалов) по 4-м разным лицам; подготовить сравнительные материалы; собрать сведения, необходимые для производства экспертизы; напечатать заключение с приложением на 32 листах.

Провести исследование такого количества документов, составить и изготовить по результатам исследования заключение объемом 32 печатных листа в течение 4-х календарных дней непрерывной работы (с учетом времени для сна и отдыха) невозможно.

Касательно технической экспертизы, проведенной согласно постановлению № 01-77/151 от 24.03.2016 (л.243-245 приложение №44 к Акту выездной налоговой проверки), оформленной Заключением эксперта Сомовой Юлией Викторовной (эксперт ООО «Самарская судебная экспертиза документов») от 06.04.2016 № 261, то Заявитель считает, что регламентированные ст.95 НК РФ порядок назначения экспертизы и права Заявителя при ее назначении были нарушены и данные нарушения являются существенными.

Так, в постановлении № 01-77/151 от 24.03.2016 экспертиза была поручена эксперту ООО «Самарская судебная экспертиза документов» Зиновьевой Ангелине Андреевне (л.243 приложения №44 к Акту выездной налоговой проверки). На стр.3 данного постановления Зиновьева А.А. сделала запись о получении её документов 29.03.2016. Решением Инспекции №01-77/160 от 31.03.2016 был заменён эксперт Зиновьева А.А. на другого эксперта – Сомову Юлию Викторовну, с данным решением Заявитель был ознакомлен 14.04.2016, спустя 8 дней после того, как было оформлено Заключение эксперта от 06.04.2016 № 261 (л.248-256 приложения №44 к Акту выездной налоговой проверки). Таким образом, Инспекцией не была исполнена обязанность, установленная п.п.6, 7 ст.95 НК РФ.

Эксперт Сомова Ю.В., проводившая исследования, в нарушение п.5 ч.2 ст.25 и ст. 41 ФЗ РФ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» не была предупреждена об ответственности за дачу заведомо ложного заключения. (Отсутствует подписка эксперта, а также это предупреждение не отражено и в самом Заключении эксперта от 06.04.2016 №261 (л.248-256 приложения №44 к Акту выездной налоговой проверки)).

Согласно копии свидетельства №139 Министерства Юстиции РФ выданного Сомовой Юлии Викторовны ей продлено право самостоятельного производства технической экспертизы документов по специальности 3.1. «Исследование реквизитов документов» до 12 декабря 2013 года, то есть в 2016 году право на проведение технической экспертизы у неё отсутствовало. Иные документы, подтверждающие получение квалификации судебного эксперта по исследованию реквизитов документов; проведению технической экспертизы – отсутствуют.

Также отсутствуют сведения, каким образом экспертом Сомовой Ю.В. были получены материалы для проведения экспертизы, с учётом того, что в получении данных документов расписалась эксперт Зиновьева А.А. 29.03.2016.

Исходя из вышеизложенного, Заключения эксперта о проведение первичной технической экспертизы от 06.04.2016 № 261, положенное Инспекцией в обоснование оспариваемого решения, является недопустимым доказательством.

Поскольку первичные документы со стороны ООО «РСФ «Мой дом», ООО «ТД Содружество» подписаны лицами, значащимися по данным ЕГРЮЛ директорами соответствующих организаций в периоде подписания (оформления) ими первичных документов от имени указанных контрагентов Заявителя, доказательств, свидетельствующих о том, что Заявителю было известно о предоставлении данными контрагентами недостоверных либо противоречивых сведений Инспекцией не представлено, поскольку все обязательства Заявителем перед указанными контрагентами выполнены, и претензии по данному факту с их стороны отсутствуют, расходы по налогу прибыль и вычеты по НДС с ООО «РСФ «Мой дом» и ООО «ТД Содружество» являются обоснованными и правомерно приняты к учету в силу ст.ст. 169, 171, 172 и 247, 252 НК РФ.

Доводы Инспекции о том, что ООО «РСФ «Мой дом» не располагало трудовыми ресурсами, сведения об основных средствах транспортных средствах отсутствуют, не принимается судом.

Гражданское законодательство предполагает возможность привлечения подрядчиком третьих лиц для исполнения обязательств по договору. Налоговым органом в рамках проверки указанное обстоятельство должным образом не исследовалось.

В ходе проверки установлено, что Заявителем был заключен с ООО «Профиль» (ИНН 6319732000) договор поставки № 2012/17 от 24.09.2012 на поставку металлических изделий и поддонов. В рамках мероприятий налогового контроля установлено, что ООО «Профиль» с 22.09.2010 зарегистрировано в ИФНС России по Промышленному району г. Самары.

01.12.2014 ООО «Профиль» прекратило деятельность в связи с исключением из ЕГРЮЛ на основании п.2 ст.21.1 ФЗ от 08.08.2001 «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей».

Согласно анализа отчетности, банковским выпискам, данным ГИБДД, Гостехнадзора по Самарской области у организации отсутствовали основные средства, имущество, транспортные средства, сотрудники. Сведения по форме 2 НДФЛ за 2013-2014г.г. не представлялись.

Руководителем ООО «Профиль» являлся Китов Владимир Сергеевич (массовый руководитель более 10 организациях). В ходе допроса от 05.08.2015 № 14-29/240, Китов В.С. пояснил, что ООО «Профиль» не регистрировал, финансово-хозяйственную деятельность не осуществлял, документы не подписывал. В период с 2012-2014 года находился в исправительной колонии Самарской области.

Согласно заключению эксперта от 12.04.2016 № 260 установлено, что подписи от имени Китова В.С. на первичных документах ООО «Профиль» выполнены не Китовым В.С., а другим лицом.

Таким образом, по мнению Инспекции, проведенные мероприятия налогового контроля опровергают факт реального приобретения ОАО «Завод Продмаш» товарно-материальных ценностей (корпус подшипника, вал, втулка, крышка корпуса, колесо, поддон, гайка) у ООО «Профиль».

В результате Инспекция пришла к выводу о неправомерности ОАО «Завод Продмаш» заявленных вычетов по НДС в 2013 году в сумме 327 179 рублей.

Судом установлено, что ОАО «Завод Продмаш» и ООО «Профиль» 24.09.2012 г. заключили договор поставки № 2012/17 со спецификациями, в которых оговорены существенные условия поставки.

Заявитель в подтверждение заявленных вычетов по НДС представило Инспекции: счет-фактуры, товарные накладны, акты оказанных услуг, оформленных с ООО «Профиль», платежные поручения, свидетельствующих о реальности хозяйственных операций.

Как следует из материалов проверки, одним из оснований для отказа налоговым органом в предоставлении налоговых вычетов по НДС явились выводы о непричастности Китова В.С., числящегося в ЕГРЮЛ в качестве руководителя ООО «Профиль», к деятельности указанного общества, отсутствие сведений о трудовых ресурсах, об основных средствах, транспортных средствах, отсутствие общества по месту его государственной регистрации.

Однако, указанные Инспекцией утверждения безосновательны, так как в вышеуказанном протоколе допроса Китова В.С. ни разу не упоминается ни в вопросах налогового инспектора, проводившего допрос, ни в ответах Китова В.С. (свидетеля) об ООО «Профиль» и/или ОАО «Завод Продмаш», также как и об осуществлении финансово-хозяйственной деятельности.

Свидетельские показания Китова В.С. также не могут быть приняты в качестве достоверных доказательств, так в протоколе допроса Китов В.С. указывает о потери своего паспорта в 2010 году, одновременно предъявив при удостоверении личности, паспорт 36 09 113505 выданный Отделением УФМС России по Самарской области в Куйбышевском районе г. Самары датой выдачи: 15.08.2009 (л.261 приложения №47 к Акту выездной налоговой проверки), то есть тот паспорт, который якобы им был утерян.

Как установлено судом, Инспекцией при назначении и производстве экспертиз нарушены положения ст.ст. 94, 95, 99 НК РФ, ст.10 ФЗ РФ от 31.05.2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», в связи с чем, заключения эксперта не могут быть использованы в качестве доказательства с учетом положений ч.4 ст.101 НК РФ, так, в частности в постановлении Инспекции № 01-77/150 о назначении почерковедческой экспертизы от 24.03.2016г. (л.221, 223 приложения № 43 к Акту выездной налоговой проверки) перечислены документы (материалы) по ООО «Профиль», предоставленные в распоряжение эксперта. Получение данных документов экспертом подтвержден его заверительной записью и подписью в указанном постановлении Инспекции (л.223 приложения №43 к Акту выездной налоговой проверки). В тоже время в своем заключении от 12.04.2016 № 260 эксперт, указывает, что в качестве сравнительного анализа для производства почерковедческой экспертизы представлены образцы подписей и почерков, в частности: копия решения №1 учредителя ООО «Профиль» от 15.09.2010; копия акта оценки имущества, внесенного участником в счет оплаты Доли Уставный капитал ООО «Профиль» (приложение №1 к решению учредителя №1 от 15.09.2010 ООО «Профиль»); копия последнего листа заявления о государственной регистрации юридического лица при создании ООО «Профиль» от 15.09.2010; копия последнего листа заявления о государственной регистрации юридического лица при создании ООО «Сириус» от 22.12.2010; копия расписки в получении документов, предоставленных заявителем в регистрирующих орган от 15.09.2010; протокол №14-29/308 от 02.12.2014 допроса свидетеля Китова В.С.; экспериментальные образцы подписи на 1л.

Однако, с учетом перечня документов (материалов), представленных эксперту и отраженных в постановлении Инспекции № 01-77/150 о назначении почерковедческой экспертизы от 24.03.2016г., Инспекция данные документы эксперту не предоставляла.

Согласно п. 3 ст. 95 НК РФ экспертиза назначается постановлением должностного лица налогового органа, осуществляющего выездную налоговую проверку, если иное не предусмотрено НК РФ. В постановлении указываются основания для назначения экспертизы; фамилия эксперта и наименование организации, в которой должна быть проведена экспертиза; вопросы, поставленные перед экспертом; материалы, передаваемые в распоряжение эксперта.

Согласно Определению Конституционного Суда РФ от 16.07.2009 N 928-О-О привлечение эксперта в порядке ст. 95 НК РФ позволяет получить при осуществлении мероприятий налогового контроля достоверную и объективную информацию для целей налогообложения и не может рассматриваться как нарушение конституционных прав и свобод налогоплательщиков.

В области налогового контроля заключение эксперта представляет собой источник сведений о фактах, которые в силу ст. 100 НК РФ подлежат отражению в акте выездной налоговой проверки.

Заключение почерковедческой экспертизы подписей не может быть использовано в качестве доказательства, поскольку является недопустимым доказательством в понимании ч. 3 ст. 64 АПК РФ, так как на экспертизу в качестве свободных образцов Инспекцией были представлены и иные документы, кроме указанных в постановлении о назначении экспертизы. При этом Заявитель с данными документами ознакомлен не был.

Постановление о назначении экспертизы является тем ненормативным актом государственного органа, который принимается в особом порядке с обеспечением предусмотренных нормой закона прав проверяемого лица. В данном случае постановление о назначении экспертизы не содержало полного перечня материалов, предоставляемых в распоряжение эксперта. Инспекцией не исполнена обязанность по ознакомлению налогоплательщика со всеми материалами, предоставляемыми в распоряжение эксперта, что является существенным нарушением прав проверяемого лица.

Кроме того, заключение эксперта от 12.04.2016г. №260 также не может являться допустимым доказательством в силу отклонений от методики проведения экспертизы, экспертом не было исследовано достаточное количество образцов почерка, соответственно заключение эксперта не может быть признано в качестве доказательства налогового правонарушения. Эксперт не использовал экспериментальные и свободные образцы почерка.

В соответствии с судебно-почерковедческой экспертизой документов (Учебно-практическое пособие под редакцией профессора Е.П. Ищенко, изд. «Юрлитинформ» Москва-2006; автор: Жижина М.В. – кандидат юридических наук, преподаватель кафедры криминалистики МГЮА, эксперт-почерковед ГУ РФЦСЭ при Минюсте России; резензент: Орлова В. Ф. – доктор юридических наук, профессор, Заслуженный деятель науки РСФСР, Заслуженный юрист РФ, главный эксперт ГУ РФЦСЭ при Минюсте России) и Методическим пособием для экспертов и судей (выпуски 1, 2 Общей части “Судебно-почерковедческая экспертиза” (М., 1988, М., 1989)), для решения судебно-почерковедческих задач представляются три вида образцов почерка и подписи: свободные, экспериментальные и условно-свободные.

Под свободными образцами почерка понимаются «рукописи (тексты, подписи), достоверно выполненные определенным лицом до возникновения данного дела и вне связи с его обстоятельствами». «Экспериментальными образцами являются рукописи, выполненные определенным лицом по специальному заданию следователя или суда в связи назначением судебно-почерковедческой экспертизы», т.е. это рукописи, выполненные предполагаемым исполнителем текста или подписи специально для экспертизы. К условно-свободным образцам относятся «документы, выполненные данным лицом до возникновения дела, но в связи с ним либо после возникновения дела, но не специально для экспертизы». (Судебно-почерковедческая экспертиза. Обшая часть. Вып. II (Методическое пособие для экспертов, следователей, судей) М.: ВНИИСЭ. 1989. С. 80, 81). Одно из основных требований, предъявляемых к сравнительным образцам, – это несомненность их происхождения, то есть бесспорная принадлежность рукописей, подписей лицу, чья подпись подвергается экспертизе. Следовательно, фактически экспертом не могли исследоваться свободные и экспериментальное образцы почерка ввиду того, что Инспекцией не были получены такие образцы.

Кроме того, перед направлением на экспертизу документы и рукописные объекты, которые должны служить образцами почерка или подписи определенного лица, следует ему предъявить с целью подтверждения факта выполнения их именно данным лицом. Однако Инспекцией этого не было сделано. Во всех случаях, образцы почерка или подписи, как и исследуемые рукописи, должны представляться эксперту в подлиннике, а не в виде электрофотографических копий. Таким образом, эксперт не только не придерживался вышеуказанных методических пособий для экспертов, но и сообщал сведения, которые могут оказаться заведомо ложными. Также экспертом не было использовано достаточное количество образцов.

Свободные образцы должны по возможности соответствовать исследуемым объектам по целевому назначению, содержанию и форме документа, материалу письма, языку, алфавиту и по почерковой характеристике (темпу исполнения, размеру, наклону, транскрипции подписи или цифровых записей). Крайне желательно представление свободных и условно свободных образцов в количестве не менее 10. Так, для исследования рукописных текстов свободные образцы их предполагаемых исполнителей рекомендуется представлять не менее чем на 5-10 листах. При небольшом объеме этих текстов или значительной вариационности признаков исследуемого почерка количество листов должно быть увеличено до 20; при предположении о намеренном изменении почерка их должно быть еще больше (30-40). Для исследования подписей эксперту нужно представить 15-20 подписей лиц, от имени которых они подлежат исследованию. (Судебно-почерковедческая экспертиза (общая часть) М . ВНИИСЭ. 1989. С. 84-85)

Так как в качестве свободных и условно-свободных образцов подписи Китова В.С., экспертом были использованы образцы похожие на его подпись в протоколе допроса свидетеля №14-29/240 от 05.08.2015 (иллюстрации 29, 30, 36, 37, 43, 44 (л.240-241 приложения №43 к Акту выездной налоговой проверки)), переданного Инспекцией для исследования эксперту, и ещё подписи из неизвестных документов (иллюстрация 27, 28, 34, 35, 41, 42 (л.240-241 приложения №43 к Акту выездной налоговой проверки)) в качестве экспериментальных образцов подписи Китова В.С., которые также очень схожи с его подписью в протоколе допроса свидетеля №14-29/240 от 05.08.2015 (иллюстрация 31, 38, 45). При этом эксперт, имея в наличии копию паспорта Китова В.С. с его подписью, даже не исследовал данный образец в качестве свободного.

Таким образом, экспертом было получено недостаточное количество свободных образцов, а экспериментальных, как указано выше, не было получено вовсе. Следовательно, проведенная экспертиза не соответствует также и принципу достаточного количества исследуемых образцов.

Как следует из материалов дела, товары и услуги приняты к учету, стоимость товаров и услуг оплачена ОАО «Завод Продмаш» в полном объеме, в том числе налог на добавленную стоимость, на основе выставленных ООО «Профиль» счетов-фактур.

Довод Инспекции о том, что ООО «Профиль» не располагало трудовыми ресурсами, сведения об основных средствах, транспортных средств отсутствуют, не принимается судом.

Гражданское законодательство предполагает возможность привлечения поставщиком товаров, услуг третьих лиц для исполнения обязательств по договору. Инспекцией в рамках проверки указанное обстоятельство не исследовалось.

Отсутствие контрагента по юридическому адресу не является доказательством недобросовестности Заявителя, поскольку данное обстоятельство свидетельствует лишь о том, что контрагентом не соблюден порядок государственной регистрации или внесения изменений в учредительные документы, но не доказывает тот факт, что данная организация не оказывала заявителю услуг или не поставляло товар. Указанные обстоятельства не могут быть проконтролированы налогоплательщиком, так как никаких установленных законом прав на проверку таких фактов у сторон по сделке нет.

Уполномоченным органом, осуществляющим государственную регистрацию юридических лиц, является налоговый орган.

При осуществлении полномочий по регистрации налоговый орган руководствуется Законом РФ от 08.08.2001 г. N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», Постановлением Правительства РФ от 26.02.2004 г. № 110 «О совершенствовании процедур государственной регистрации и постановки на учет юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (вместе с Правилами ведения Единого государственного реестра налогоплательщиков), действовавшим в проверяемом периоде.

Таким образом, если налоговый орган зарегистрировал организацию в качестве юридического лица и поставил на учет, тем самым признал его право заключать сделки, нести определенные законом права и обязанности.

По общему правилу при заполнении строки 2а «Адрес» счета-фактуры указывается место нахождения организации (продавца) в соответствии с ее учредительными документами (пп. «г» п. 1 Правил заполнения счета-фактуры, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 26.12.2011 № 1137). Аналогичный вывод содержится в Письме Минфина России от 28.01.2015 N 03-07-09/2992. При этом финансовое ведомство отметило, что порядок заполнения учредительных документов налоговым законодательством не регулируется.

Из п. п. 2, 5 ст. 54 ГК РФ следует, что в учредительных документах содержатся сведения о месте нахождения юридического лица, которое определяется местом его государственной регистрации на территории РФ путем указания наименования населенного пункта (муниципального образования).

Согласно сведениям ЕГРЮЛ ООО «Профиль» зарегистрировано по адресу: 443058, Самарская бол., г. Самара, ул. 22 Партсъезда, 37, комн. 36 и именно этот адрес указан в счетах-фактурах, оформленных ООО «Профиль».

Согласно сведениям ЕГРЮЛ ООО «Профиль» создано 22.09.2010, то есть за 2 года до заключения с ОАО «Завод Продмаш» сделки.

На момент заключения хозяйственных операций с ООО «Профиль» последнее являлось самостоятельным юридическим лицом, состояло на налоговом учете, было зарегистрировано в ЕГРЮЛ по адресу, указанном в первичных документах, при этом руководителем организации значилось именно то лицо, которое указано в качестве руководителя в первичных документах, представленных Заявителем.

О том, что ООО «Профиль» не являлось организацией, имеющей признаки недобросовестности, также подтверждается сведениями, указанными Инспекцией на стр.17 решения (абзац 6), со ссылкой на базу данных ИФНС России по Промышленному району г. Самары, где ООО «Профиль» представляло в налоговый орган налоговые декларации по налогу на прибыль и НДС за период с 1 квартала 2012 года по 1 квартал 2013 года включительно, отразив выручку от реализации в сумме 37 197 474 руб. в 2012 году и 9 014 334 руб. в 2013 году.

Данные обстоятельства не свидетельствуют, что ООО «Профиль» в период взаимоотношений с Заявителем относилось к категории налогоплательщиков, сдающих нулевую отчетность, или об установлении в отношении организации фактов участия в схемах уклонения от уплаты налога и не подтверждают вывод Инспекции о недобросовестности данной организации и наличии признаков «фирмы-однодневки».

При фактическом осуществлении хозяйственных операций и оплате этих операций в безналичном порядке путем перечисления денежных средств на расчетные счета контрагента, который является самостоятельными налогоплательщиками, у него формируется доход от реализации, как объект налогообложения по налогу на прибыль и по НДС.

В случае выявления при проведении налоговых проверок (в том числе и встречных) фактов неисполнения обязанности по уплате налога поставщиком работ (услуг), который является самостоятельным налогоплательщиком, налоговые органы вправе в порядке статей 45, 46, 47 НК РФ решить вопрос о принудительном исполнении этой обязанности и тем самым обеспечить формирование в бюджете источника возмещения сумм НДС.

Таким образом, Суд, исходя из оценки совокупности доказательств, приходит к выводу о том, что в действиях Заявителя не усматривается его недобросовестности как налогоплательщика, поскольку все представленные им документы подтверждают реальность совершенных сделок и их разумную деловую цель, обусловленную характером предпринимательской деятельности.

Инспекцией не доказано наличие условий, при которых налоговая выгода может быть признана необоснованной, как это разъяснено пунктом 10 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 53 от 12.10.2006 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды». Доказательств умышленных, согласованных действий сторон в целях уклонения от уплаты налогов Инспекцией также не представлено. Кроме того, налоговым органом в рамках налоговой проверки не были установлены обстоятельства взаимозависимости или аффилированности заявителя и спорного контрагента.

Доказательств того, что сделка между заявителем и ООО «Профиль» признана в установленном законом порядке недействительной, не имеется.

Довод Инспекции о том, что движение денежных средств по счету контрагента носит транзитный характер, суд не принимает, поскольку транзитный характер платежей не свидетельствуют о недобросовестности Заявителя при отсутствии доказательств того, что, исполняя обязанности по оплате оказанных работ, общество знало о том, каким образом его контрагент будет в будущем распоряжаться принадлежащими ему денежными средствами в сфере гражданско-правового оборота.

Оплата поставленного товара и оказанных услуг производилась Заявителем путем безналичного перечисления денежных средств на расчетный счет ООО «Профиль». Факт оплаты по договору поставки налоговым органом не оспаривается. Документальное подтверждение того, что денежные средства, уплаченные Заявителем в адрес ООО «Профиль», в дальнейшем возвращались ОАО «Завод Продмаш» (как по возмездной, так и безвозмездной сделке), налоговым органом не представлено, также как не представлено доказательств того, что перечисленные ООО «Профиль» денежные средства в качестве оплаты по договору поставки фактически перечислялись на иные цели и по иным основаниям.

Инспекцией в ходе проверки в нарушение ст. 100, 101 НК РФ не добыто и не представлено Суду доказательств того, что Заявитель участвовал в получении выгоды в результате обналичивания денежных средств, либо знал о неправомерных действиях контрагента.

Изложенные обстоятельства в их совокупности и взаимосвязи свидетельствуют о наличии у Заявителя права на налоговый вычет по НДС, соблюдении им установленного законом порядка подтверждения этого права и отсутствии признаков недобросовестности в действиях налогоплательщика.

Как следует из материалов дела, налоговый орган по результатам выездной налоговой проверки пришел к выводу, что ОАО «Завод Продмаш» неправомерно приняты налоговые вычеты по НДС в 1-3 квартале 2013 года в сумме 187 818 руб. по счетам-фактурам, выставленным ООО «База МПО», за тару ящичную.

К указанным выводам налоговый орган пришел, на основании анализа отчетности, банковским выпискам, данным ГИБДД, Гостехнадзора по Самарской области, указывающих на отсутствие у организации основных средств, имущества, транспортных средств. Численность организации в 2010, 2011 гг., согласно представленным справкам о доходах физических лиц (2-НДФЛ) составила 1 человек – директор Шаронова Людмила Александровна.

Согласно протоколам допроса № 21 от 01.03.2013 (л.173-177 приложение №38 к Акту выездной налоговой проверки), № 44/а от 23.03.2011 (л.178-179 приложение №38 к Акту выездной налоговой проверки), Шаронова Л.А. ООО «База МПО» не регистрировала, фактически руководителем и учредителем ООО «База МПО» не являлась, финансово-хозяйственную деятельность не осуществляла, документы не подписывала. В мае 2008 г. теряла паспорт. Об утере паспорта сообщала в РОВД Советского района г. Самары. 04.02.2014г. Шаронова Л.А. умерла.

Согласно заключению эксперта от 12.04.2016 № 260 установлено, что подписи от имени Шароновой Л.А., а другим лицом.

Исследовав материалы дела, суд установил, что в подтверждении факта поставки товара ООО «База МПО» товарные накладные, счета-фактуры, платежные поручения, свидетельствующих о реальности хозяйственных операций.

Судом установлено, что согласно выписке из ЕГРЮЛ ООО «База МПО» было создано 24.09.2004г., дата прекращения деятельности – 25.02.2016г., с уставным капиталом 10 000 рублей, руководителем числилась Шаронова Людмила Александровна. Организация зарегистрирована по адресу, указанному в первичных документах.

Инспекция, оспаривая реальность осуществления хозяйственной операции с ООО «База МПО», подтвержденной первичными документами, ограничивается выводами о недостоверности таких документов, основанными только на допросах руководителя ООО «База МПО», заявившего о своей непричастности к деятельности организации, и на результатах почерковедческой экспертизы.

Однако, установленные Инспекцией по результатам проверки факты не являются безусловным и достаточным основанием для вывода о непроявлении Заявителем должной осмотрительности и осторожности при заключении сделки со спорным контрагентом и не может рассматриваться как основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

Так, в материалы дела представлены Протоколы допроса № 21 от 01.03.2013 (л.173-177 приложение №38 к Акту выездной налоговой проверки), № 44/а от 23.03.2011 (л.178-179 приложение №38 к Акту выездной налоговой проверки) – Шароновой Людмилы Александровны, легшие в основу доказательств недобросовестности Заявителя. Однако, данные свидетельские показания Шароновой Л.А. не могут являться допустимыми доказательствами, так как опрос свидетеля – руководителя ООО «База МПО» был проведен за 2 года и более до начала налоговой проверки, проведенной Инспекцией у Заявителя.

Статьей 89 НК РФ определены порядок и сроки проведения налоговой проверки. Согласно п. 8 данной статьи срок осуществления выездной проверки исчисляется со дня, когда вынесено решение о ее назначении, до дня составления справки о проведении проверки. Исходя из содержания указанной нормы, а также положений ст. 90 НК РФ, можно сделать вывод, что опрос свидетелей производится в пределах срока проведения выездной проверки.

Вышеуказанные протоколы допроса Шароновой Л.А.. не содержат информацию, относящейся к фактическим обстоятельствам, установленным в ход текущей проверки, также не упоминается, ни в вопросах налогового инспектора, проводившего допрос, ни в ответах Шароновой Л.А. (свидетеля) о взаимоотношениях с ОАО «Завод Продмаш».

Заключение эксперта от 12.04.2016 № 260 (л.226-242 приложения №43 к Акту выездной налоговой проверки), также, не может быть принято в качестве допустимого и достоверного доказательства, так как экспертом при проведении почерковедческой экспертизы не была соблюдена методика проведения такой экспертизы (отсутствие свободных и экспериментальных образцов почерка Шароновой Л.А.); у эксперта отсутствовало достаточное количество образцов почерка Шароновой Л.А. (обязательно представление свободных и условно свободных образцов в количестве не менее 10; для исследования рукописных текстов свободные образцы их предполагаемых исполнителей рекомендуется представлять не менее чем на 5-10 листах. При небольшом объеме этих текстов или значительной вариационности признаков исследуемого почерка количество листов должно быть увеличено до 20; при предположении о намеренном изменении почерка их должно быть еще больше (30-40). Для исследования подписей эксперту нужно представить 15-20 подписей лиц, от имени которых они подлежат исследованию. (Судебно-почерковедческая экспертиза (общая часть) М . ВНИИСЭ. 1989. С. 84-85)); экспертиза была проведена на основании материалов (документов), которые не были предоставлены эксперту (л.228 приложения №43 к Акту выездной налоговой проверки), то есть не соответствуют перечню передаваемых документов (материалов) Инспекцией эксперту, отраженным стр.2 постановления Инспекции от 24.03.2016 № 01-77/150 (л.222 приложение №43 к Акту выездной налоговой проверки) и стр.2 Заключения эксперта от 12.04.2016 № 260 (л.226 приложения №43 к Акту выездной налоговой проверки), в частности: копия акта оценки имущества, вносимого в Уставный капитал ООО «База Материально-Производственного Обеспечения» от 16.09.2009; экспериментальные образцы подписи на 10л.; иллюстрационная таблица №1, приложенная к Заключению эксперта от 12.04.2016, дана к заключению эксперта №260 от 08.04.2016, которое – отсутствует (л.238-241 приложения №43 к Акту выездной налоговой проверки). В указанной таблице (л.240-241 приложения №43 к Акту выездной налоговой проверки) эксперт взял за свободные и условно-свободные образцы подписи Шароновой Л.А. похожие на её подпись в протоколе допроса свидетеля №21 от 01.03.2013 (иллюстрации 3-7, 15-19 (л.238-239 приложения №43 к Акту выездной налоговой проверки)), переданного Инспекцией для исследования эксперту, и ещё подписи из неизвестных документов (иллюстрация 8, 9, 20, 21 (л.238-239 приложения №43 к Акту выездной налоговой проверки)) взяв их за экспериментальный образец подписи Шароновой Л.А, которые также очень похожи на её подпись в протоколе допроса свидетеля №21 от 01.03.2013. При этом эксперт, имея в наличии копию паспорта Шароновой Л.А. с её подписью, даже не исследовал – в качестве свободной.

Достоверность проведенной почерковедческой экспертизы ставит под сомнение и тот факт, что эксперт указывает, что он исследовал «экспериментальные образцы подписи Шароновой Л.А. на 10л.». Однако, такие подписи не могли быть предоставлены эксперту, так как указывает Инспекция в своем решении и отзыве – Шаронова Л.А. умерла в 04.02.2014г.

Экспериментальными образцами являются рукописи, выполненные определенным лицом по специальному заданию следователя или суда в связи назначением судебно-почерковедческой экспертизы», т.е. это рукописи, выполненные предполагаемым исполнителем текста или подписи специально для экспертизы.

Почерковедческая экспертиза была назначена Инспекцией 24.03.2016 года, спустя два года после смерти Шароновой Л.А., соответственно последняя никак не могла предоставить экспериментальные образцы своей подписи.

Кроме того, согласно постановлению Инспекции № 01-7/150 о проведении почерковедческой экспертизе от 24.03.2016 проведение экспертизы поручено эксперту Зиновьевой Ангелине Андреевне (л.221 приложения № 43 к Акту выездной налоговой проверки); в Подписке эксперта Зиновьевой А.А. (л.226 приложения № 43 к Акту выездной налоговой проверки) и на стр.2 Заключения эксперта (л.227 приложения № 43 к Акту выездной налоговой проверки) указано, что она является старшим экспертом. При этом при подписании Подписки эксперта и Заключения её указывается должность «эксперт». Согласно сведениям ЕГРЮЛ относительно ООО «Самарская судебная экспертиза документов» ИНН 6316202950 Зиновьева Ангелина Андреевна является директором данной организации с 10.10.2014; основной деятельностью данной организации является: деятельность по предоставлению прочих вспомогательных услуг для бизнеса, не включенная в другие группировки; деятельность брокерская по сделкам с ценными бумагами и товарами; деятельность вспомогательная прочая в сфере финансовых услуг, кроме страхования и пенсионного обеспечения.

К экспертному заключению приложен только один документ, подтверждающий надлежащую спецификацию эксперта – сертификат соответствия № 7/1990 действительный с 05.02.2016 по 05.02.2019, т.е. экспертом был получен данный сертификат менее чем за 2 месяца до проведения экспертизы, что свидетельствует о его небольшом опыте в данной области экспертизы. Документы, подтверждающие получение квалификации судебного эксперта по исследованию почерка и подписей – отсутствуют. При этом, указанная экспертиза была проведена экспертом за 4 календарных дня. В указанные сроки эксперт успел провести исследование 40 документов (материалов) по 4-м разным лицам; подготовить сравнительные материалы; собрать сведения, необходимые для производства экспертизы; напечатать заключение с приложением на 32 листах.

Довод Инспекции о том, что ООО «База МПО» не располагало трудовыми ресурсами, сведения об основных средствах, транспортных средств отсутствуют, не принимается судом.

Гражданское законодательство предполагает возможность привлечения поставщиком товаров, услуг третьих лиц для исполнения обязательств по договору. Инспекцией в рамках проверки указанное обстоятельство не исследовалось.

Отсутствие контрагента по юридическому адресу не является доказательством недобросовестности Заявителя, поскольку данное обстоятельство свидетельствует лишь о том, что контрагентом не соблюден порядок государственной̆ регистрации или внесения изменений в учредительные документы, но не доказывает тот факт, что данная организация не оказывала заявителю услуг или не поставляло товар. Указанные обстоятельства не могут быть проконтролированы налогоплательщиком, так как никаких установленных законом прав на проверку таких фактов у сторон по сделке нет.

Уполномоченным органом, осуществляющим государственную регистрацию юридических лиц, является налоговый орган.

При осуществлении полномочий по регистрации налоговый орган руководствуется Законом РФ от 08.08.2001 г. N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», Постановлением Правительства РФ от 26.02.2004 г. № 110 «О совершенствовании процедур государственной регистрации и постановки на учет юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (вместе с Правилами ведения Единого государственного реестра налогоплательщиков), действовавшим в проверяемом периоде.

Таким образом, если налоговый орган зарегистрировал организацию в качестве юридического лица и поставил на учет, тем самым признал его право заключать сделки, нести определенные законом права и обязанности.

По общему правилу при заполнении строки 2а «Адрес» счета-фактуры указывается место нахождения организации (продавца) в соответствии с ее учредительными документами (пп. «г» п. 1 Правил заполнения счета-фактуры, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 26.12.2011 № 1137). Аналогичный вывод содержится в Письме Минфина России от 28.01.2015 N 03-07-09/2992. При этом финансовое ведомство отметило, что порядок заполнения учредительных документов налоговым законодательством не регулируется.

Из п. п. 2, 5 ст. 54 ГК РФ следует, что в учредительных документах содержатся сведения о месте нахождения юридического лица, которое определяется местом его государственной регистрации на территории РФ путем указания наименования населенного пункта (муниципального образования).

Согласно сведениям ЕГРЮЛ ООО «База МПО» зарегистрировано по адресу: 443029, Самарская бол., г. Самара, ул. Губанова, 30, 37 и именно этот адрес указан в счетах-фактурах, оформленных ООО «База МПО».

Согласно сведениям ЕГРЮЛ ООО «База МПО» создано 22.09.2009, то есть за 4 года до заключения с ОАО «Завод Продмаш» сделки.

На момент заключения хозяйственных операций с ООО «База МПО», последнее являлось самостоятельным юридическим лицом, состояло на налоговом учете, было зарегистрировано в ЕГРЮЛ по адресу, указанном в первичных документах, при этом руководителем организации значилось именно то лицо, которое указано в качестве руководителя в первичных документах, представленных Заявителем.

О том, что ООО «База МПО» не являлось организацией, имеющей признаки недобросовестности, также подтверждается сведениями, указанными в приложении №34 к Акту выездной проверки (л.132) – информационное письмо ИФНС России по Промышленному району г. Самары от 02.03.2016 № 12-13/03480@, в котором налоговый орган указывает, что последняя отчетность ООО «База МПО» (ИНН 6319721047) представлена за 3 квартал 2013г.; ВНП не проводились; Нарушений законодательства в ходе КНП не выявлены.

Таким образом, налоговый орган, проводя камеральные налоговые проверки ООО «База МПО» устанавливает об отсутствии нарушений законодательства, при наличии протоколов осмотра место нахождения (регистрации) и протоколов допроса руководителя данного контрагента, указывающего о своей непричастности к хозяйственной деятельности данной организации.

Таким образом, данные обстоятельства не свидетельствуют, что ООО «База МПО» в период взаимоотношений с Заявителем относилось к категории налогоплательщиков, сдающих нулевую отчетность, или об установлении в отношении организации фактов участия в схемах уклонения от уплаты налога и не подтверждают вывод Инспекции о недобросовестности данной организации и наличии признаков «фирмы-однодневки».

При фактическом осуществлении хозяйственных операций и оплате этих операций в безналичном порядке путем перечисления денежных средств на расчетные счета контрагента, который является самостоятельными налогоплательщиками, у него формируется доход от реализации, как объект налогообложения по налогу на прибыль и по НДС.

В случае выявления при проведении налоговых проверок (в том числе и встречных) фактов неисполнения обязанности по уплате налога поставщиком работ (услуг), который является самостоятельным налогоплательщиком, налоговые органы вправе в порядке статей 45, 46, 47 НК РФ решить вопрос о принудительном исполнении этой обязанности и тем самым обеспечить формирование в бюджете источника возмещения сумм НДС.

Выводы Инспекции об отсутствии реальной финансово-хозяйственной деятельности ООО «База МПО», основанные на анализе банковской выписки ООО «Волго-Камский банк», противоречат имеющимся в деле доказательствам, в частности о заключении ООО «База МПО» государственных контрактов и их исполнение в период с 2011 по 2013 года на сумму более 3 млн.рублей; фактическую поставку товарно-материальных ценностей Заявителю, оформленных товарными накладными и счетами-фактурами, и произведенной Заявителем оплаты на банковский счет ООО «База МПО» за полученные товары вместе с НДС.

Отсутствие в выписке ЕГРЮЛ ООО «База МПО» сведений о том, что данная организация осуществляет поставку материалов, тары не указывает на то, что она не вправе осуществлять такой вид деятельности. Более того, заключенные ООО «База МПО» государственные контракты были на тот вид деятельности, который также не отражен в сведениях ЕГРЮЛ по ООО «База МПО».

Согласно абзацу 2 п.1 ст.49 ГК РФ коммерческие организации, за исключением унитарных предприятий и иных видов организаций, предусмотренных законом, могут иметь гражданские права и нести гражданские обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности, не запрещенных законом.

Абзац 2 п.2 ст.2 ФЗ РФ «Об обществах с ограниченной ответственностью» наделяет общество иметь гражданские права и нести гражданские обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности, не запрещенных федеральными законами, если это не противоречит предмету и целям деятельности, определенно ограниченным уставом общества.

Пунктом 1 ст.50 ГК РФ регламентировано, что коммерческие организации – юридические лица, преследующие извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности.

Будучи коммерческой организацией ООО «База МПО» преследуя цель – получить прибыль занималась любой деятельностью. Инспекция не представила доказательств, что деятельность по продаже Заявителю тары и поддонов – запрещена законом либо ООО «База МПО» было необходимо специальное разрешение соответствующего органа на этот вид деятельности, либо ООО «База МПО», в силу п.2 ст.49 ГК РФ, было ограничено в правах заниматься такой деятельностью.

Таким образом, Суд, исходя из оценки совокупности доказательств, приходит к выводу о том, что в действиях Заявителя не усматривается его недобросовестности как налогоплательщика, поскольку все представленные им документы подтверждают реальность совершенных сделок и их разумную деловую цель, обусловленную характером предпринимательской деятельности.

Инспекцией не доказано наличие условий, при которых налоговая выгода может быть признана необоснованной, как это разъяснено пунктом 10 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 53 от 12.10.2006 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды». Доказательств умышленных, согласованных действий сторон в целях уклонения от уплаты налогов Инспекцией также не представлено. Кроме того, налоговым органом в рамках налоговой проверки не были установлены обстоятельства взаимозависимости или аффилированности заявителя и спорного контрагента.

Доказательств того, что сделка между заявителем и ООО «База МПО» признана в установленном законом порядке недействительной, не имеется.

Довод Инспекции о том, что движение денежных средств по счету контрагента носит транзитный характер, суд не принимает, поскольку транзитный характер платежей не свидетельствуют о недобросовестности Заявителя при отсутствии доказательств того, что, исполняя обязанности по оплате оказанных работ, общество знало о том, каким образом его контрагент будет в будущем распоряжаться принадлежащими ему денежными средствами в сфере гражданско-правового оборота.

Оплата поставленного товара и оказанных услуг производилась Заявителем путем безналичного перечисления денежных средств на расчетный счет ООО «База МПО». Факт оплаты за поставленные Заявителю товары налоговым органом не оспаривается. Документальное подтверждение того, что денежные средства, уплаченные Заявителем в адрес ООО «База МПО», в дальнейшем возвращались ОАО «Завод Продмаш» (как по возмездной, так и безвозмездной сделке), Инспекцией не представлено, также как не представлено доказательств того, что перечисленные ООО «База МПО» денежные средства в качестве оплаты за товар фактически перечислялись на иные цели и по иным основаниям.

Инспекцией в ходе проверки в нарушение ст. 100, 101 НК РФ не добыто и не представлено суду доказательств того, что Заявитель участвовал в получении выгоды в результате обналичивания денежных средств, либо знал о неправомерных действиях контрагента.

Изложенные обстоятельства в их совокупности и взаимосвязи свидетельствуют о наличии у Заявителя права на налоговый вычет по НДС, соблюдении им установленного законом порядка подтверждения этого права и отсутствии признаков недобросовестности в действиях налогоплательщика.

Кроме того, Инспекцией не приняла во внимание позицию Президиума ВАС РФ, которая изложена в Постановлении от 03.07.2012г. № 2341/12. Согласно данному Постановлению при принятии налоговым органом решения, в котором устанавливается недостоверность предоставленных налогоплательщиком документов и содержатся выводы о наличии в его действиях умысла на получение необоснованной налоговой выгоды либо непроявлении должной осмотрительности при выборе контрагента, реальный размер предполагаемой налоговый выгоды и понесенных налогоплательщиком затрат при исчислении налога на прибыль подлежат определению исходя из рыночных цен применяемых по аналогичным сделкам.

Также в соответствии с п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013г. № 57 при определении налоговым органом сумм налогов, подлежащих уплате налогоплательщиком в бюджетную систему Российской Федерации, расчетным путем должны быть определены не только доходы налогоплательщика, но и его расходы.

Изложенным подходом необходимо руководствоваться как в случае отсутствия у налогоплательщика соответствующих документов, так и при признании их ненадлежащими.

В случае отсутствия или признания ненадлежащими документов по отдельным совершенным налогоплательщиком операциям доходы (расходы) по этим операциям определяются налоговым органом по правилам указанного подпункта с учетом данных об аналогичных операциях самого налогоплательщика.

Поскольку по отношениям с ООО «РСФ «Мой дом» размер понесенных Заявителем затрат при исчислении налога на прибыль исходя из рыночных цен, применяемых по аналогичным сделкам, Инспекцией не определялся, доначисление налога на прибыль в сумме 24 758 376 руб. по хозяйственным взаимоотношениям с ООО «РСФ Мой дом» является необоснованным и противоречащим действующему законодательству и сложившейся судебной практике.

В Постановлении Президиума ВАС РФ от 20.04.2010г. №18162/09 указано, что при соблюдении названных требований Кодекса налогоплательщик вправе претендовать на получение налогового вычета при исчислении налога на добавленную стоимость.

Обязанность по составлению счетов-фактур, служащих основанием для применения налогового вычета налогоплательщиком – покупателем товаров (работ, услуг), и отражению в них сведений, определенных статьей 169 Кодекса, возлагается на продавца. Следовательно, при соблюдении контрагентом указанных требований по оформлению необходимых документов оснований для вывода о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в упомянутых счетах-фактурах, не имеется, если не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о предоставлении продавцом недостоверных либо противоречивых сведений.

Инспекция не представила ни одного доказательства, свидетельствующих о не совершении Заявителем хозяйственных операций (выполнения подрядных работ и поставки товарно-материальных ценностей), в связи с которыми Заявителем заявлено право на налоговый вычет и отнесения на затраты (расходы).

Таким образом, заявителем были соблюдены требования ст.ст. 169, 171, 172, 252 НК РФ, а также представлены Инспекции все необходимые первичные документы по взаимоотношениям с ООО «РСФ «Мой дом», ООО «ТД Содружество», ООО «Профиль», ООО «База МПО».

Независимыми экспертами были подтверждены объемы и стоимость выполненных ООО «РСФ «Мой дом» работ. Директором ООО «РСФ «Мой дом» и его сотрудниками подтвержден факт выполнения работ по договорам подряда.

Подтверждено использование результатов работ и поставленных товарно-материальных ценностей в производственной деятельности Заявителя.

ОАО «Завод Продмаш» проявило должную степень осмотрительности и осторожности при выборе контрагентов.

В материалах проверки отсутствуют доказательства взаимозависимости и подконтрольности ООО «РСФ «Мой дом», ООО «Профиль» и ООО «База МПО» Заявителю.

В соответствии с положениями статьи 71 АПК РФ доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности, каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами.

Налоговый орган в нарушение ст.65, 200 АПК РФ не представил доказательств формального характера взаимоотношений налогоплательщика и ООО «РСФ «Мой дом», ООО «ТД Содружество», ООО «Профиль» и ООО «База МПО».

Учитывая вышеизложенное, принимая во внимание положения статьи 65, 200 АПК РФ об обязанности доказывания, статей 122, 171 – 173, 252 НК РФ, Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 16.10.2003 N 329-О, Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», суд приходит к выводу об обоснованности налоговой выгоды, полученной обществом по сделкам со спорными контрагентами и о недействительности решения Инспекции в части эпизодов, связанных с ними.

Решением УФНС России по Самарской области от 28.12.2016 N 03-15/38448, принятым по жалобе предприятия, указанное решение ИФНС России по Советскому району г. Самары было оставлено без изменения.

В соответствии с правовой позицией, изложенной в абзаце 4 пункта 75 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 57 “О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации”, решение вышестоящего налогового органа, принятое по жалобе налогоплательщика (как и его действия, выразившиеся в принятии решения), может являться самостоятельным предметом оспаривания в суде, только если оно представляет собой новое решение, а также по мотиву нарушения процедуры его принятия либо по мотиву выхода вышестоящего налогового органа за пределы своих полномочий.

Решение от 28.12.2016 N 03-15/38448 принято УФНС России по Самарской области в пределах полномочий, предусмотренных Положением об Управлении Федеральной налоговой службы по Самарской области, утвержденным ФНС России 25.05.2012, и с соблюдением процедуры, установленной статьей 140 НК РФ.

Кроме того, оспариваемое решение УФНС России по Самарской области не ухудшает положение предприятия. При этом данное решение в части оставления без изменения указанного решения нижестоящего налогового органа не устанавливает для предприятия новых обязанностей и не содержит каких-либо дополнительных выводов, а лишь воспроизводит выводы нижестоящего налогового органа.

С учетом изложенного суд пришел к выводу о том, что указанное решение УФНС России по Самарской области не может являться самостоятельным предметом оспаривания в суде.

Частью 3 статьи 201 АПК РФ предусмотрено, что в случае, если арбитражный суд установит, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решения и действия (бездействие) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и не нарушают права и законные интересы заявителя, суд принимает решение об отказе в удовлетворении заявленного требования.

Поскольку оспариваемое решение УФНС России по Самарской области соответствует закону и иным нормативным правовым актам и не нарушает права и законные интересы предприятия, суд считает необходимым отказать в данной части заявленных требований.

В соответствии с п. 2 ст. 138 НК РФ (в редакции Федерального закона от 02.07.2013 № 153-ФЗ) акты налоговых органов ненормативного характера, действия или бездействие их должностных лиц (за исключением актов ненормативного характера, принятых по итогам рассмотрения жалоб, апелляционных жалоб, актов ненормативного характера федерального органа исполнительной власти, уполномоченного по контролю и надзору в области налогов и сборов, действий или бездействия его должностных лиц) могут быть обжалованы в судебном порядке только после их обжалования в вышестоящий налоговый орган в порядке, предусмотренном НК РФ.

Заявителем не представлено доказательств соблюдения досудебного порядка обжалования требования №2 от 09.01.2017, вынесенного Межрайонной ИФНС по крупнейшим налогоплательщикам по Самарской области и требования №1 от 24.01.2017, вынесенного Межрайонной ИФНС по крупнейшим налогоплательщикам по Самарской области.

Согласно подп. 2 п. 1 ст. 148 АПК РФ арбитражный суд оставляет исковое заявление без рассмотрения, если после его принятия к производству установит, что истцом не соблюден претензионный или иной досудебный порядок урегулирования спора с ответчиком, если это предусмотрено федеральным законом или договором. Аналогичная позиция отражена в постановлениях Арбитражного суда Поволжского округа от 17.02.2016 по делу № А49-845/2015 и от 12.12.2016г. по делу №А55-3499/2016.

Судебные расходы подлежат распределению в соответствии со ст.110 АПК РФ.

Руководствуясь статьями 110, 148, 149, 167-170, 180, 182, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации

Р Е Ш И Л:
Требования удовлетворить частично.

Признать недействительным Решение ИФНС России по Советскому району г. Самары (ИНН 6318000010, ОГРН 1046300870890; 443023, г. Самара, пер. Брусчатый, 38) от 12.09.2016 №14-39/0075 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, в части начислению недоимки по НДС в сумме 22 797 536,00 руб., по налогу на прибыль в сумме 24 758 376,00 руб., пени по состоянию на 12.09.2016:, за неуплату НДС в сумме 5 492 358,00 руб., за неуплату налога на прибыль в сумме 5 453 398,00 руб., а также привлечения к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения в виде штрафа, согласно п.1 ст.122 НК РФ, за неполную уплату НДС в сумме 1 826 941,00 руб.; за неполную уплату налога на прибыль в сумме 4 951 816,00 руб.

Обязать ИФНС России по Советскому району г. Самары устранить допущенные нарушения прав и законных интересов Открытого акционерного общества “Завод Продмаш”.

Заявление Открытого акционерного общества “Завод Продмаш” о признании недействительными требования №2 от 09.01.2017, вынесенного Межрайонной ИФНС по крупнейшим налогоплательщикам по Самарской области и о признании недействительным требования №1 от 24.01.2017, вынесенного Межрайонной ИФНС по крупнейшим налогоплательщикам по Самарской области оставить без рассмотрения.

В остальной части в удовлетворении заявления отказать.

Взыскать с ИФНС России по Советскому району г. Самары в пользу Открытого акционерного общества “Завод Продмаш” судебные расходы по уплате государственной пошлины в размере 3 000 руб. 00 коп.
Возвратить заявителю из федерального бюджета государственную пошлину в сумме 6 000 руб., перечисленную платежным поручением № 161 от 09.02.2017.
Решение может быть обжаловано в Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд с направлением апелляционной жалобы через Арбитражный суд Самарской области.

Судья
/
О.Н. Якимова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *